Мальчишка на скамеечке
Так жалобно скулит:
«Подай, дядя, копеечку,
А то живот болит!»

От голода и холода
К прохожим пристаёт,
Кто-то проходит холодно,
А кто-то подаёт.

Глазёнками недетскими
Так преданно глядит,
Всего мальчишке этому
Будет лет шесть на вид.

Чумазый, неухоженный,
С надеждой смотрит в мир,
Но он, как гость непрошеный,
Попал на чужой пир.

Мошенника отпетого
Не распознать ему,
И до мальчонки этого
Нет дела никому.

Проходят дяди сытые,
И важные на вид,
Мальчонка скоро вырастет,
И он им отомстит.

За своё детство взрослое,
За горечь всех обид,
За наше равнодушие
Он всем нам отомстит.

* * *
Проходит всё, как прошлогодний снег,
А мы живём, судьбу благодаря,
Несётся время, ускоряя бег,
Срывая жёлтый лист календаря.

Мы боремся, надеемся, страдаем,
И каждому из нас даётся шанс,
Порой находим, а порой теряем,
Ведь жизнь – игра, рулетка, преферанс.

Кому-то власть дана, кому-то деньги,
Кому-то муза, песня и талант,
Кому-то только грош достался медный,
Он в этом мире жалкий дилетант.

Мы все невзгоды сносим терпеливо,
И строим замки в облаках мечты,
Но как отдельно можно быть счастливым
В мире террора, войн и нищеты?


* * *
Я живу всего в двух измерениях –
Терминал и «пятьдесят седьмой»,
К одному припаяна я телом,
А к другому – всей своей душой.
Жизнь моя отнюдь не бесконечна,
И когда-то тоже выдаст сбой.
Я уйду. Останутся навечно –
Терминал и «пятьдесят седьмой»,
Два моих мучителя извечных.


* * *
По утрам отчаянно тоскую,
Наспех съев законный бутерброд,
Свой автобус, как всегда, штурмую,
Чтоб приехать на родной завод.
Каждый день начальство раздражаю,
Всем всегда иду наперекор,
Но зато автобус обожаю,
И считаю каждый светофор.


* * *
В Киеве живёт моя подруга,
А у бабы Гали бузина в саду растёт,
И совсем тут не моя заслуга,
Что узнал об этом весь народ.

Он, народ, давно знает друг друга,
И всё знает, даже наперёд.
Бросила меня моя подруга,
А у бабы Гали бузина ещё растёт.

Бузина растёт и расцветает,
А подруга оборвала нить,
И когда в наш город приезжает,
Забывает даже позвонить.

Дружба нам даётся, как награда,
Но зачем тревожить старину,
Возвращаться к прошлому не надо,
Лучше в сад пойду под бузину.


* * *
Ж.Р.

Я душой и мыслями в Одессе,
Города нет лучше на Земле,
И в святой и благодарной мессе
Поклоняюсь Дюку Ришелье.

Гордо Дюк стоит на постаменте
У морских ворот, он, как живой,
И в любое время он встречает
Всех, кто возвращается домой.

Он незримо город охраняет,
Море, что раскинулось вдали,
И хозяйским взором озирает
Порт, причалы, рейды, корабли.

Он, как символ города родного,
Память сердца, он, как талисман,
Когда ты так далеко от дома,
И тебя качает океан.

Возвратясь из дальнего похода,
И пройдя десятки тысяч лье,
Моряки приходят поклониться,
Как живому, Дюку Ришелье.


* * *
Ж.Р.

Мне не нужен Лондон и Париж,
Города повышенного стресса.
Ты меня пленяешь и пьянишь,
И в моей душе живёшь, Одесса!

Видел я немало городов,
Не бродяга я, и не повеса,
Сердцем я всегда только с тобой,
Порт приписки у меня – Одесса!

Я давно уже не капитан,
Но ещё не время служить мессу,
У меня отцом был океан,
Матерью всегда была Одесса!

Не прельщают меня семь чудес,
И чужие города и веси.
У меня один есть интерес,
Чтобы жить и умереть в Одессе!


* * *
Наверно, слишком долго я живу,
Друзья давно уже поумирали.
А я смотрю на неба синеву
За горизонтом скорби и печали.
За что держусь, зачем ещё живу?
Без будущего, ноль на пьедестале,
Но я сама никак не разорву
Привычный круг затасканной морали.
Уныло просыпаюсь на рассвете,
Надеждою истерзана душа,
Но солнце для меня уже не светит,
И жизнь давно не стоит ни гроша.


* * *
О, женщина! Само непостоянство,
Добро и зло не разделить меже,
В одном лице кокетство и жеманство,
И совершенство в лёгком неглиже.

Как дуновенье ветра, как погода,
Как тайна, чью разгадку не найти,
То, как мираж в любое время года,
То ураган, что всё сметёт с пути.

То ласкова, нежна, неприхотлива,
Покорна и пуглива, словно лань,
То неприступна, холодна, строптива,
И как награду принимает дань.

Дань уважения, любви и преклонения.
О, женщина! Ты яд и эликсир!
Прекрасна, как ушедшее мгновение,
Ты создана, чтобы украсить мир.


* * *
Тайна

Нас от рожденья окружает тайна,
Тайна судьбы и тайна бытия,
Есть общегосударственная тайна,
Есть личная, у каждого своя.

Она, как ржавчина нам разъедает кровь,
Она, как стержень нашей скучной жизни,
Мы в жертву даже тайную любовь
Порой приносим на алтарь отчизны.

Всю свою жизнь хранили мы секрет,
Но к нашей тайне найдена отмычка,
Её узнал теперь весь белый свет,
Зато у нас осталася привычка.

Сор из избы своей не выносить,
Ведь тайну разболтать всегда опасно,
И лишнего друзьям не говорить,
Им и без слов понятно всё и ясно.

И будем мы и дальше с тайной жить,
На лезвии ножа, на грани риска,
В другой стране нам изменила жизнь
Давным-давно забытая подписка.


* * *
Есть всегда у прошлого начало,
И конец у наших земных бед,
С прошлого срывая покрывало,
Мы потомкам оставляем след.

На лицо натягиваю маску,
И смотрю бесстрастно в объектив,
Моей жизни яркую окраску
Сохранит семейный наш архив.

Наконец-то, вылетела птичка,
Наконец-то, щёлкнул аппарат,
И легла ещё одна страничка
В книгу наших юбилейных дат.


* * *
Что будут знать потомки обо мне,
Мои внучатые племянники и внуки,
Что по моей потерянной стране
Меня терзали ностальгии муки.

Они живут совсем в другой стране,
Они в ней родились, другой не знают,
Не дай им бог на собственной судьбе
Узнать, что государства умирают.

Ведь наше государство – это мы,
Мы строили его десятки лет,
И стали вдруг историей страны,
Страны, которая была, которой нет.

Но без корней и кроны не бывает.
Хоть пишет жизнь совсем другой сюжет,
Пусть юные потомки наши знают –
Без прошлого и будущего нет.


* * *
Моя жизнь - то бурный ураган,
Что несётся, всё с пути сметая,
То холодный сумрачный туман,
То тоска, унылая и злая.

Я люблю, когда девятый вал
Разрывает в душах тихий омут,
Когда волны бьются о причал,
Когда чайки перед бурей стонут.

Когда рвётся ветер в парусах,
И надежда, как маяк, мне светит,
Радуга играет в небесах,
И смеются взрослые, как дети.

Я люблю, когда метель метёт,
И мороз становится всё круче,
И снежинки водят хоровод,
Как невесты, в снежной белой туче.

Я люблю, когда весной дыша,
Тёплый ветер мне подует в спину,
Чтоб моя оттаяла душа,
Как большая снежная лавина.


* * *
Дух и плоть едины без раздела,
Дух кричит, страдает и зовёт,
Бренное и немощное тело
От рожденья требует забот.
От рожденья спрятано в одежды,
Угасает тело с каждым днём,
И незрим, как облако надежды,
Дух мерцает трепетным огнём.
Он и согревает и сжигает,
В клочья рвёт, испепеляет в дым,
Искушает, мучает, терзает,
Отправляет нас ко всем святым.
Дух, рождённый Богом и свободой,
К нашей плоти попадает в плен,
Всё, что нам отпущено Природой,
В этой жизни суета и тлен.
И не сыплет розами стихия,
Не дарит подарками судьба,
Жизнь - это сплошная ностальгия,
Духа с плотью вечная борьба.


* * *
Отдыхаю законно, по праву,
И как маятник, с тихой тоской,
Всё качаюсь, то влево, то вправо,
Заведённая чьей-то рукой.
Я поникла, сломалась, устала
От пустых и ненужных забот,
Ну хоть бы мне цыганка сказала,
Когда кончится этот завод.
Я в бурлящей толпе, как в пустыне,
Нет уже ни друзей, ни подруг,
И забыли враги моё имя,
И нет сил разорвать этот круг.
Мне б подняться, начать всё сначала,
Я на привязи жить не хочу,
Я мечту провожаю с причала,
И попутному ветру кричу.


* * *
Я всю жизнь мечтала о круизе,
От мечты кружилась голова,
И по воле женского каприза,
В мыслях, где я только не была.
Дни мои тянулись незаметно,
Вот и жизнь бездарно так прошла,
И мечта осталась безответной,
И внезапно старость подошла.
Я мечте своей не изменила,
Пусть не нам дороги выбирать,
Но с такой красивою мечтою
Легче жить и легче умирать.


* * *
Устала мучиться надеждой,
И неустанно повторять,
Что я мечтаю, как и прежде,
Всё необъятное объять.
Объездить, исходить ногами
Всю землю вдоль и поперёк,
С вершин, занесенных снегами,
Спуститься в райский уголок.
Прийти туда, где пальмы дремлют,
Где лёгкий бриз пьянит волну,
На обетованную землю,
И в тридевятую страну.


* * *
Я во сне разучилась летать,
И смотрю только серые сны,
С каждым днём всё труднее мечтать,
С каждым днём всё трудней ждать весны.
С каждым днём всё трудней ждать рассвет,
И в пустыне не слышен мой крик,
А в туннеле я вижу не свет,
А холодный и тёмный тупик…


* * *
Жизнь, как одно мгновенье, пролетела,
На что надеяться? О чём мечтать?
Меня тоска такая одолела,
Что в пору хоть Есенина читать.
Вокруг бушует гласность, перестройка,
Волнует всех что было, и что есть,
О недостатках рапортуем бойко,
Нам всех своих забот не перечесть.
Но те же нами правят идеалы -
Чины и деньги, почести и лесть,
Мы женщину низвергли с пьедестала,
И не в почёте рыцарство и честь.
Те же законы, следствия , причины,
Все истины конкретны и просты .
И женщины суровы, как мужчины,
И дефицит добра и красоты.
А в душах леденящий звон металла,
И ржавчина разъела нашу кровь,
Нам деньги заменили идеалы,
А бег трусцой нам заменил любовь.


* * *
Не называйте женщину старухой,
Страшнее слова не было и нет,
Обида в сердце отзовётся глухо,
И на душе оставит горький след.
Не называйте женщину старухой,
Не называйте, даже если ей сто лет,
Ведь возраст – это состоянье духа,
А старых женщин, их в природе нет.
Не обижайте наших женщин, внуки!
Пусть не туманит взгляд у них слеза,
Согрейте их морщинистые руки
И посмотрите в добрые глаза.
Вы скоро в них узнаете себя,
О, помните всегда об этом, люди!
Доколе ещё вертится Земля,
Со всеми это было, есть и будет.
И тут не властны даже небеса,
Ещё вчера и вы были моложе,
Но не успеет высохнуть роса,
Как ваша красота увянет тоже.


* * *
Вся наша жизнь - то божий дар, то бремя,
То яркий свет, то тусклые огни,
И уходя, безжалостное время
Бесстрастно нам отсчитывает дни.
И эти дни, счастливые, и злые,
Уходят, уплывают, как туман,
И лишь воспоминания былые
Их возвращают, как самообман.
Но мы не в силах, и не в нашей власти
Вернуть здоровье, молодость, успех,
Мы все стареем, угасают страсти,
И не стареет в этой жизни только смех.
Не унывайте, смейтесь, улыбайтесь,
И радуйтесь тому, что вам дано,
Сегодняшнею жизнью наслаждайтесь,
Раз прошлое вернуть не суждено.


* * *
Летят над Землёю ракеты,
Уносятся вдаль поезда,
Холодным мерцающим светом
Мигает нам с неба Звезда.
Проносится жизнь, как ракета,
И нас не щадит календарь,
А в памяти прячется где-то
Малыш, что листает букварь.
А в памяти прячется где-то
Военного детства пора,
Дождями умытое лето,
Мальчишки с чужого двора.
И первая в жизни обида,
Отчаянья замкнутый круг,
И первый, невзрачного вида,
Но самый твой преданный друг.
И ты понимаешь устало,
Что жизнь не напрасно прошла,
Пусть звёздочка с неба упала,
Но новая где-то взошла.


* * *
Нет, никогда я не была пижонкой,
И плохонькая, как всегда,
Мне тело прикрывала одежонка,
Но разве в этом дело, господа?
Нет, никогда я не была богатой,
И счастлива бывала не всегда,
Зачем искать, скажите, виноватых,
И разве в этом дело, господа?
Нет, никогда я не была голодной,
Но сытой я бывала не всегда,
Зато всегда душа была свободной,
Разве не в этом дело, господа?


* * *
Когда тоска мне разъедает душу,
Свободой и экзотикой маня,
Мне всех родней одна шестая суши,
Моя обетованная земля.
Я не хочу в загадочные страны,
И вспоминаю с грустью и тоской,
Когда могла, проснувшись утром рано,
Просто пройтись с друзьями по Тверской.
Просто прийти и поклониться Гению,
И на скамейке в сквере посидеть,
Остановить бегущие мгновения,
И с Пушкиным душой помолодеть.


* * *
Жизнь коротка. Лишь шесть десятилетий
Нам, в лучшем случае, отпущено судьбой,
А если дальше жить на этом свете,
Будешь не мёртвый, но и не живой.
Ты за бортом. Ты никому не нужен.
И о работе можешь не мечтать,
И пусть хоть трижды раньше был заслужен,
Теперь лишь офис будешь подметать.
Иль челноком гонять по белу свету,
Конечно, если деньги есть и хватит сил,
И изучать базарные секреты,
Чтоб бизнес твой доходы приносил.


* * *
Время никого не пощадит,
Как бы не играли мы с ним в прятки,
Волосы твои посеребрит,
На лице оставит отпечатки.
Тело наше будет увядать,
И вдруг станет старым в одночасье,
Тот, кто сможет с этим совладать,
Обретёт согласие и счастье.
Только душу вот нельзя сломать,
Подчинить ни времени, ни моде,
Не желает старость принимать,
Вопреки безжалостной природе.


* * *
Меня давно никто не слышит,
Меня никто нигде не ждёт,
И я лечу над Вашей крышей
В последний свой земной полёт.
Я так внезапно улетела,
И затерялася в веках,
Оставив собственное тело,
Я растворилась в облаках.
Меня теперь гоняет ветер,
Мне все границы нипочём,
И, может, где-то над планетой
Из тучи я прольюсь дождём.


* * *
Остались лишь одни воспоминания,
Но молодость назад нельзя вернуть.
О, Господи! Прими мои страдания,
И прекрати бессмысленный мой путь.
Или пошли мне новые желания,
И вдохнови, чтоб их осуществить,
И силы дай пройти все испытания,
И силы дай, чтобы хотелось жить!
Вся жизнь прошла. Все страсти отшумели.
Я угасаю на закате дня,
Кого-то вновь качают в колыбели,
Как будто, вовсе не было меня.
Всё преходяще в этом странном мире,
И всех терзает тайна бытия,
Но если все мы родились из пыли,
В пылинку скоро превращусь и я.

Комментарии

*для добавления комментариев необходимо войти или зарегистрироваться