RU UA
Красивые стихи и поэзия на русском языке о любви и доверии, дружбе и жизни - хорошая возможность взглянуть на мир с другой стороны, ощутить чувства других людей в красивых строках стихов. Грустные стихи - красивые слова, выражающие проблемы тех, кто так близко, но совсем нам незнакомый... и часто можно увидеть что вы не одни в этом мире. Здесь каждый может поделиться собственными красивыми стихами и оценить других.

Лоскутья неба делят ветки
в свинцовых лужах февраля,
сугробы плачутся в жилетку
усохшей тени фонаря.

Клён моет чёрные лодыжки,
не отморозил - повезло,
и знаем мы не понаслышке -
зимы обманчиво тепло.

Виски в снегу - давно не парень
и не к лицу слова клише...
тебе я просто благодарен
за оттепель в моей душе.



Валерий Мазманян


Не дарите цветов государству,
Где правда карается.
Государства такого отдарок циничен, жесток.
И отдарком была тебе, ангел-женщина,
Пуля,
Вытолкнувшая цветок.

Ты опутай, жасмин,
Топкапы окровавлены выходы.
Проросли в том саду,
Где корона, венок.
И оттуда уж не было
Просто выхода.
Ты опутай, жасмин,
Окровавленный путь.

Тот, кто любит цветы,
Тот, естественно, пулям не нравится.
В том кинжали и стрелы...
Перегорят...
Тот, кто пахнет жасминами,
И около сердца они...

Пусть туман над Кевсер
Не в тумане, — в траурной мгле окажется!
Ах, как пахнут жасмины,
Но Вам не вловить аромата уж.
Как сказала эпоха про Вас,
"Бессердечны» Вы.
Каждый "мертвый" живя — безссердечный...
Не Ваша вина.

О, Султанша...
Вы -
Госпожа....
Ночь пропитана кровью
И запахом...
Кровь с жасминами...
Странный такой аромат...
Будто кисло немного приторный.

Не дарите цветов государству,
Где правда карается.
Где на казнь Человека вели.
Ведь жасмины...
Не в силах справиться
С теми,
Что есть сейчас
"Людьми".


Стих за мотивами Евгения Евтушенка
Посвящение: ночи 01.09.1651, казни Кесем Султан


Я думал, что на свете счастья нет
И нет душе потрёпанной покоя.
Казалась смерть желанной как рассвет.
А жизнь казалась тем, о чём не стоит
Мечтать и чем не стоит дорожить,
Лишь горькой чашей скучной грязной лжи,
Которую испить мне суждено.
И я желал скорей увидеть дно,
Допив до капли собственную долю.

Ах, как я изумительно страдал,
Реалистично, красочно, серьёзно.
Ветра судьбы валили наповал
И я катился мячиком бесхозным
По мрачной и ухабистой судьбе,
Не нужный миру, людям и себе,
В какую-то немыслимую пропасть.
И получалась очень грустной повесть.
Но кто произведение писал?

Ни Бог, ни Дьявол, ни могучий Рок,
А мой родной капризный, шумный разум
К минутам добавлял по паре строк
Формулировок мрачных и чумазых
И на дороге жизни каждый шаг
Он представлял как трудный путь сквозь мрак.
На все событья вешал ярлыки
И скучными оттенками тоски
Как кисточкой раскрашивал реальность.

Реальность же совсем не возражала.
Она ждала, пока мне надоест
Расписывать судьбу цветами кала
И на спине тащить тяжёлый крест
Считая, что в нём есть какой-то прок.
А я страдал. Мне было невдомёк,
Что сам себе я создаю страданья.
Но постепенно зрело осознанье,
Что нет снаружи тьмы. Она внутри.

И отстрадав почти что четверть века,
От этого занятия устал.
Мне надоел тот образ человека,
Который я себе нарисовал.
Нашёл для своего воображенья
Приятное, иное примененье:
Раскрашивать события в цвета
Красивые и яркие и так
В сознании и добрыми стихами.


Опять себе ты кажешься изгоем
И сетуешь на мрачную судьбу
И целый мир считая полем боя,
Бросаешься в неравную борьбу.

Отчаянно дерёшься, побеждая
В сраженьях, но проигрывая жизнь.
Заполнили сознание до края
Холодного тумана миражи.

Ты заперт в клетке собственных иллюзий.
В неволе у кошмарных детских снов.
Но выдуманный демон не укусит,
Не высосет по капельке всю кровь.

Ты выдумал нелепое изгнанье,
Коварство и жестокость бытия.
И бездна зла и горный пик страданья –
Лишь мрачная фантазия твоя.

А за пределами фантазии реальность –
Прекрасный, светлый, разноцветный мир.
Загадочный как дальняя туманность,
Но твой родной. Ты в нём когда-то жил.


Ты в жизни многое узнал.
Тебе казалось словно всё –
Нашёл начало всех начал.
Последний факт в конспект внесён.
И вот познания венец,
Он пред тобой. Ты словно жрец
Проникший в тайну бытия
И мудрость высшая твоя
Сияет ярче всех светил.

Ты знаешь путь. Ты знаешь код.
На все вопросы есть ответ.
Весь мир уложен в переплёт
Нет больше тайн. Загадок нет…
Но как обычно, как всегда
В твой разум дикая орда
Из свежих фактов мчится вскачь.
И снова множество задач
Встаёт пред разумом твоим.


У каждой человеческой души свой путь
Одна душа бредёт слепа не созновая жизни суть
Ещё одна увидев сложности сбивается с пути
Другая же плывёт в объятьях удовольствий
А кто-то думает прервать свой путь
Устав от горечи обид, бессилия что-либо изменить
А есть душа, что затаив обиды, ненависть и злость
Бредёт одна укутавшись в своё отчаянье
Есть души одиночеством больны
Есть души, что разбиты на куски другими душами без состраданья
А есть иные души
Что милосердием полны
Есть кто любовью дышит абсолютной
И души есть, что с широко открытыми глазами
Живут, всю тонкую энергию вселенной осязая
Считают звёзды, вверх глядя на облака-мечтают
Рождения листка весной улыбкой привечают
Печаль и боль души родной своей душой переживая, проживают
Полёт пчелы с восторгом наблюдают
Деревьев тихий шёпот понимают
Не спят, живут вселенной полностью себя вверяя и безраздельно доверяя
Не споря с ней

Эн Александровна
Февраль,24
Kiev


Бесследно исчезает день за днём
В мелькании событий друг за другом.
В потоке бурном судеб и времён
Несущихся по замкнутому кругу.

Мы растворяемся как сахарный песок
В стакане с очень крепким чёрным чаем.
Нас поглощает времени поток.
Все наши радости и наши все печали

Уходят навсегда в небытие.
Стирается из памяти былое.
И по сансары бесконечной колее
Мы движемся петляющей тропою.

Тропою без начала и конца
Тернистой, но безумно интересной,
По воле всемогущего творца,
Идём. А вот куда? Нам не известно.

Шагаем вдаль неведомым путём,
С небытия в туманное забвенье.
Сливаясь с вечностью по вечности идём.
Мы – путники, мы – путь и мы движенье.


Не всегда свобода - радость.
Иногда свобода - горе.
Пусть бы цепь одна осталась.
Не носился б ветром в поле.
Пусть бы прочно был прикован
Чувством крепким, чувством ярким
К ней одной родной, любимой.
Но порвались звенья. Жалко.
Я лечу. Свободен. Мимо.

Мимо призрачного счастья,
Мимо мнимой сладкой боли.
К морю страсти не причастен.
Я гуляю. Я на воле.
Ни к кому я не привязан.
Жизнь легка. Не давят путы
Жарких чувств огромной массой.
Но тоскую почему-то
По цепи одной, атласной.