RU UA

Как долго о тебе я забывала
Туманно память истончала губительную глубину восточных глаз твоих
И я забыла сладость твоих губ
И нежность рук
Пленительные обещанья
Забыла.
Правдивость лживых слов и горьких расставаний
И трепетных мгновений встреч
забыла.
Мучительно, себя уничтожая
и кровью душу обливая. Ножом тебя из сердца вырезая
Забыла.
Лица не поню. Рук и глаз твоих.
Забыла.
Оставив в прошлом нас двоих. . .


Грустная пародия на поведение некоторых
особо активных авторов
на литературных сайтах.

Прочитайте меня, прочитайте!
Я талантливый! Я гениальный!
Загляните ко мне на страницу!
Оцените меня! Оцените!
Я достоин любви и признанья,
Высших почестей, славы достоин.
Лучший мастер пера и чернила –
В день пишу по четыре шедевра.
Как поэт я на голову выше
Всех других современных поэтов.
Если Пушкин бы жил в наше время,
Даже он бы со мной не сравнился.
Сверхвеликий я суперпрозаик –
Я за год написал даже больше,
Чем Толстой, Достоевский и Чехов
За три долгие жизни работы.
А ещё я фотограф, художник,
Музыкант, вокалист и дизайнер.
Все труды мои здесь на странице.
Загляните ко мне! Загляните!...

Почему про меня позабыли?
Нет ни слов похвалы, ни пятёрок.
Не растет популярности рейтинг.
Это глупо и не справедливо.
Вы не цените лучших творений.
Вы не стоите даже мизинца,
Что жмёт буковку «Я» в ноутбуке.
Мой мизинец вас всех гениальней.
Все признайте и все преклонитесь
Пред моим всесторонним талантом!
Почему надо мною смеётесь?
Неразумные, что тут смешного?
Да вы просто понять неспособны
Чувств моих утончённых глубины.
Недалёкие, не сознаёте
Мудрость мыслей, величье, духовность
Этих слов, что для вас публикую.
Вы пока вообще не достойны
В Интернете со мною общаться.
Вам расти ещё целую вечность
До шедевров моих пониманья…

Умоляю: прочтите, прочтите!
Загляните ко мне на страницу
И скажите хотя бы два слова!
Мне так грустно! Мне так одиноко!
И прошу вас: не смейтесь, не смейтесь
И не рвите мне хрупкие нервы!
Пожалейте меня – загляните!


Он призвал людей на борьбу со злом.
Он собрал войска и возглавил их.
Приказал им жить и любить потом.
Ах, как он был крут! Ах, как он был лих!

Рассказал он им – описал врага.
Показал им всех, кто принёс беду –
Тех, чья сущность – ложь, подлость велика,
Чья порочна жизнь, место чьё в аду.

Объявил себя вестником добра.
Объявил себя главным вожаком
И сказал: «Пора и давно пора
Вбить в сердца людей правду кулаком»

Обещал вожак полный счастья мир,
Справедливый мир людям обещал.
Выдал по ружью, но повёл не в тир,
А на смерть – Харона сумрачный причал.

Свято клялся что, будет жизнь потом.
Будет всё у тех, кто за ним пойдёт.
Будет полон всем, чем захочешь, дом…
Только в никуда этот путь ведёт.

И собралось зло на борьбу со злом
И людская кровь полилась рекой.
Ну, а что потом? Ничего потом.
Этот сдох вожак, но пришёл другой,
А за ним ещё не один такой.


Он след в истории оставил.
Так капитально наследил,
Что на века себя прославил,
Но лучше бы совсем не жил.

Он вёл солдат своих на битву
За правду, только за свою.
За всех, кто погибал в бою
Произносил слова – молитву.

Молил он бога о победе
Над злобным демоном – врагом.
Был полностью уверен в том,
Что только враг за всё в ответе.

Жестоко воевал со злом,
Добром святым себя считая,
Натренированным умом
Простых вещей не понимая.

Зло побеждал он и не раз,
Но зла не становилось меньше.
Врагов убив, друзей не спас.
Боролся с тьмой и сам был ей же.

Он отличался от врагов
Лишь только тем, что победил,
Лишь больше жизней погубил
И выслушал хвалебных слов.

Воюет только зло со злом.
Добро – любовь и примиренье.
Отправить бы хоть на мгновенье
Всех полководцев в сумасшедший дом.


А ведь я больше
Не отпущу себя
Ни - ког - да...
Я больше себе не позволю.
Дней моих череда
Сложится тихо в года.
Годы сложатся в долю.

Долю, судьбу.
Тихо по ней пойду.
Ничего не жду.
Люди... Связанные моралью.
Привязанные к материальному.
В рабстве у своих ожиданий.
Эго служат буквально.

Статусу.
Чужим оценкам.
Смотрят на себя в зеркало.
Все смотрят на себя.
На стенки своего пузыря.
И барахтаются в каше эмоций.
Я так не могу больше.

Я удав.
Тихий мой нрав.
Смотрю по сторонам.
Каждый прав.
И каждый не прав.
И в праве все выбирать -
Как сильно пузырь надувать.

И степень его прозрачности.
И цвет.
И правило - правил нет.
Нет добра и зла.
Есть башня на 102 этажа.
Зеркала и рамки.
И единицы в дамки.

Зеркальный лабиринт.
И каждый спит.
Делает, что ему позволили.
И не желает сверх и более.
А зелёную тоску
За косу и матросам.
И полирнём наркозом.


Может, хватит делиться на тех и на этих –
На хороших своих, не хороших чужих?
Мы на маленькой этой прекрасной планете
Все родня и людей среди нас нет таких,
У кого б с нами не были общие предки.
Ствол у древа один, а народы все ветки.

Человечество – это пока что ребёнок,
А планета Земля – то его колыбель.
Он качается в люльке, должно быть, спросонок,
Словно створка окна без одной из петель.
Люлька кренится на бок, готова свалится.
В колыбельке так бурно играть не годится.

Эй, народ, может, хватит раскачивать лодку?
Далеко нам по вечности вместе в ней плыть.
Кто, о выпавших за борт вчера, читал сводку?
Жутко много людей, не успевших дожить.
Может, хватит играть в «царь горы» на балконе?
Осторожней, пожалуйста, души ж уроним!

Разделение – наша большая беда.
С ним мы очень рискуем упасть в никуда.


Вокруг тишина. Ты снова одна.
В душе пустота. Сердце разбито, в голове ветер.
Ты снова одна... Сидишь у окна и тихонько плачешь.
А телефон молчит. Ни звонка, ни СМС.
И вокруг тишина, а ты снова одна....


Хочу к тебе.
80 "хочу" в минуту.
Целый день и во сне.

Представила - я рядом.
Ты... Брови вверх. Сердитое сопение.
И неизвестность во взгляде.

Хочу видеть в глазах тепло и принятие.
Хочу, чтобы руки тянулись ко мне -
Прижать, заключить меня в объятия.

Бесконечная зима.
Много холодных месяцев.
И нет для меня письма.

А так хочется тепла.
Моего Солнышка, чтоб согреться.
Воет ветер в душе. Пусто. Одна.