RU UA

Затянула меня рутина
И не знаю я, как сбежать.
- «Отпусти же скорей, скотина!
Ты сдавила мне грудь опять»

Тяжело я встаю с кровати,
Открываю с трудом глаза,
Вспоминаю все планы на день –
Те, что я сочинил не сам,

Вспоминаю всё то, что должен,
Поэтапно и каждый пункт.
Друг на друга все дни похожи,
И никак не решусь на бунт

Против этих тоскливых будней,
Против жёстких тисков судьбы.
Затянуло меня как будто
В тихий омут, и мне не быть

Никогда и никем, и вовсе
Не видать в жизни ярких дней.
Навсегда наступила осень
Для усталой души моей.

- «Ты конечно сильна, рутина.
Только я во сто крат хитрей.
Отпусти! Не дави на спину!
Не толкай в тусклый мир теней!

Всё равно я найду лазейку.
Всё равно я решусь сбежать.
Так что лучше отстань, злодейка!»
Я ныряю в свою кровать.
Только это, конечно, мелко –
Всё забыв завалиться спать.

Но, как временная мера, сойдёт.
Потом ещё что-нибудь придумаю.


Страстей людских могучая стихия
Кораблик жизни волнами качает.
Горячие ветра, ветра лихие
Как будто длинными железными мечами
Бьют по корме и разрывают паруса.
Вот снова с палубы кого-то унесла
Своей волной бессмысленная злоба
И поглотила адская утроба
Ещё одну из душ – ещё одну из нас.

Кораблик жизни был когда-то прочен,
Но океан безудержных страстей
Бессмысленных, жестоких и порочных
Качал его чем дальше тем сильней.
И вот уже потрёпан, покорежен
И перегружен непомерной ношей
Готов корабль отправится на дно –
В небытие, где ждёт его давно
Пусть мрачный, но безветренный покой.

А мог бы наш кораблик вечно плавать,
Вперёд и вверх, расправив паруса,
Когда б его волной не била ярость
И ненависти страшная гроза
Его бы обходила стороной
И безразмерной жадности людской
И вредоносной человеческой гордыни
Ветров лихих бы не было в помине,
Тогда бы вечно продолжался этот путь.


Архитектор своей судьбы
Долго строил воздушные замки
Без ненужной с собой борьбы,
Но ломая привычные рамки.
Много долгих, тяжёлых лет
Он мечтал свой оставить след –
Яркий след на родной земле.

Он мечтал и мечтою жил.
Он обдумывал каждый шаг:
За и против и в меру сил:
Что, когда, для чего и как.
Узнавал, рассуждал, считал
И однажды тот день настал –
День, когда был придуман план.

А потом первый сделан ход -
Первый, робкий шажок к мечте…
И ещё и ещё… и вот
Он упорно идёт к черте,
Где окончится неба склон
И реальностью станет сон
И достигнута будет цель.

Архитектор своей судьбы,
Жизнь свою посвятил труду.
Он воздвиг до небес столбы
И вскарабкался на гряду.
Ту, с которой весь виден свет,
«Невозможного больше нет»
И до цели один лишь шаг.

И он сделал последний шаг.
Он оставил свой яркий след.
После всех «почему?» и «как?»,
После многих тяжёлых лет
Он достиг, он создал, сумел
Сделать то, что всю жизнь хотел…
Ну, а дальше? А дальше смерть.

Всё. Предел. Вот она – мечта.
Всё. Победа в его руках.
Всё. Триумф. Только вот беда –
Хоть прославился на века
И оставил свой яркий след,
Только радости в сердце нет,
И вся жизнь до конца прошла.


Невыносимой болью сковывает грудь
Прощанье с Лондонским отрезком жизни
Так хочется в квартире Лондонской  закрыв глаза  уснуть и больше никогда и не проснуться
Тоской безбрежной сковывает грудь
От расставания с такой привычной жизнью
Так хочется закрыв глаза вдохнуть и навсегда застрять в воспоминаньях
Где шаг за шагом я брела слепа
Разбита, сломлена, больна
Но этот город исцелил меня
В нём  целостность я обрела
Несмело
миру открываясь
Где запахи и звонкий щебет птиц
И воздух влажный, сочный и богатый
И скромная квартирка на двоих
Мне домом стала, всю пустоту души моей согрев
Наполнив смыслом
Неспешные, уютные домашние дела
И долгие прогулки к серой Темзе

И мягкий шепот тихого дождя
Рассвет, закат
Такие милые, наполненые теплотой мгновенья встеч
С девчёнками на пледе в Philbeach gardens
И неизменный звон колоколов
Старинной англиканской церкви рядом
И поезда в которых я была
И моря холодность
И разноцветный аромат цветов
В таком моём, любимом Holland парке
Домов Викторианских красота
И Brompton кладбища любимая скамейка
И Picadilly сумашедший рой
И Linden Gardens сонная безпечность
И тысячи минут
Бесценных прожитых часов
Здесь в
Лондонском отрезке жизни
Всё. Слёзы катятся рекой.. .
Я не закончу этот стих
Эскиз мечты навек останется со мной
Я буду жить в надежде вновь сюда вернуться

Эн Александровна
Декабрь,2
London


...Бывает мне больно,
Да, знаю,
Случается с каждым.
И когда слезы проливаю,
Безумно скучаю.
––––––––––––––––––––
В этом нет морали,
Просто вернуть тебя хочу,
Без тебя я не могу.
Появляются только мысли,
О которых сложно думать.
Лишь мечтаю я вернуть...
Только тебя,
И лишь только тебя
Пытаюсь я вернуть.

comment Комментарии (0)

"А сердечко бьется...
Бьется так сильно,
Что многие слышат.
И беспокоясь спросят:
"Что случилось?",
А я им просто говорю:
"Я не знаю что это -
Счастье или боль.
Просто я живу,
Живу с тем, что есть.
Хотя бы пытаюсь,
Живу только для него."
И вовсе не скрываюсь,
Легко скажу: "Люблю".
Главное пусть он сам поймет,
Что такое счастье и что такое боль"..

comment Комментарии (0)

Твои глаза мне знакомы
Увидеть вновь - нет желанья
Серо-блеклые искры
Обжигающей страсти

Твои глаза цвета неба
Как два голубых океана
Смотри на меня бесприрывно
Топи меня беспощадно

Твои глаза цвета боли
Они кричат как поэты
Они бушуют как море
Уничтожая все в соли

Твои глаза цвета неба
Две голубые стекляшки
Они смотрели мне в душу
И читали мне сказки

comment Комментарии (0)

В пустом, осеннем влажном парке
Сидела на скамейке мёрзлая душа
Скрипач играл Де Сенневиля
Для листьев, ветра, зябкого дождя
Фонарь неярким, тёплым светом согреть пытался мёрзлый силуэт
Но мёрзлая душа не замечала тумана, света,скрипача

Душа сидела и смотрела
Сквозь пыль истоптаных дорог
Блуждал души замерзший взгляд сквозь тысячу веков
Сквозь пустоту чернильной тьмы
Сквозь боль потерь, и страх тревог
Сквозь тысячу пустых фальшивых слов
Сквозь шёпот ужаса наполненых удушливым отчаяньем часов
И бесприютности больных, испепеляющих снов
Могильный холод рядом на скамейку
В молчаньи полном, с бессомненьем
Хозяином струился на колени сидящей в мёртвенном оцепененьи
Бесплотной мёрзлой маленькой душе

Скрипач, играть закончив, и взохнул печально
С любовью инструмент свой спрятав в кофр
Побрёл устало
Мелодии забрав с собой.

А мёрзлая душа сидела,прозрачным призраком
В промозглой чёрной мгле ночи
Жизнь в ней оледенела, окончен путь
Её уж не спасти. . .
И вот рассвет, а парк всё так же пуст
Пуста скамейка,где душа сидела
Лишь тень истёртой надписи бледнела
На равнодушной спинке той скамьи, где
Мерзлая душа сидела
Она жила,была,смеялась,плакала, любила. Но не смогла.
И мёрзлая душа истлела в звезды мерцающем пути.


Эн Александровна
Сентябрь,19.2020
Kiev