RU UA

Стоим с тобой на перепутье,
а осень в рубище берёз
сшивает серых туч лоскутья
стежками веток вкривь и вкось.

Вчерашний снег - полоской белой,
на ивах мокрое рваньё,
тревожат дремлющее небо
и голуби, и вороньё.

Немного у судьбы просили,
а жизнь, гадай, как повернёт,
и бьётся сердцем лист осины,
вмерзая в первый тонкий лёд.

И где ему тепло и место,
живое чувствует нутром...
зима вся в белом, как невеста,
не помнит осень в золотом.


Валерий Мазманян


Уходит пора золотая,
поплачься, себя пожалей,
берёза обноски латает
цыганской иголкой дождей.

А клёны не прячут нагие
узлы выступающих вен,
и мучает нас ностальгия,
и просит душа перемен.

Ты рядом, к чему торопиться
с утра в суматоху недель,
зонты, словно чёрные птицы,
куда-то уносят людей.

С намокшей травы не поднимешь
осины цветастый платок...
что там - за туманами - финиш,
а может быть, новый виток?


Валерий Мазманян


Полярной звездой на моём небосклоне
Светила Лолита в полночной тиши,
Сияньем своим как кинжалом пронзая
Моё одинокое хрупкое сердце.
Казалось мне будто сознание тонет
В приливе эмоций влюблённой души.
Смотрел на неё и от страсти сгорая,
Стоял вдалеке, возле крошечной дверцы.

Стоял и смотрел, подойти не решаясь
И были ступни словно к полу прибиты
И губы мои словно склеены скотчем
Так плотно, что слов моего восхищенья,
Которых в душе была целая стая
Прекрасных, рифмованных, чувством омытых
И мне самому было слышно не очень.
А Лола не слышала их без сомненья.

Смотрела она на меня с любопытством,
Молчала и издали мне улыбалась.
Ни шагу назад и ни шагу навстречу.
Спокойно, задумчиво и неподвижно.
И вдруг показалось: что всё может сбыться,
Я в шаге от рая, осталось лишь малость.
Лолита подходит. Я точно замечен.
Я слышу лишь стук каблуков еле слышный.

Я вижу лишь образ Лолиты прекрасный
И чувствую лёгкое прикосновенье
Нежнейшей ладони к горячему уху…
И я возвращаюсь из сказки в реальность.
Слегка удивлен, но становится ясно –
Мечта моя – дура и тени сомненья
В том нет, раз уж я получил оплеуху.
К тому же она не ушла, а осталась.

Два раза меня называла маньяком
И трижды грозилась позвать маму с папой.
Потом был поток из отборного мата.
Потом поиск в сумочке презервативов.
Я слушал, молчал, поражался размахом
Фантазии этой психованной бабы.
Звезды мне такой даже даром не надо…
Я с этой войны убежал в дезертиры.


там вечер и синева
я один
и я вечно считаю дни
мне не одиноко господа
не переживайте вы так за меня
я из преисподни что бы вы знали
счастливее вас иногда бываю
глупцов я вижу и не спотыкаюсь
ведь я один в раздумьях своих
и ни на кого не возлагаюсь
я счастлив
и я поистине люблю свою жизнь
люблю свой стол
и фотографию своих родителей на нем
люблю тот тусклый свет
под которым я читаю и иногда грешу когда мечтаю
но ты ведь человек
и я знаю
что мое счатье для тебя невзначаю
люби свой дом и ту мебель которая стоит в нем
моя мамочка меня учила что игра в радость ее тоже жить научила.

comment Комментарии (0)

У зеркала притихла ты -
морщинки и седая прядь,
а мы, как поздние цветы,
не верим - время увядать.

А в памяти ночной грозы
весенний день и майский гром,
какая осень без слезы,
без сожалений о былом.

И будь ты грешен, будь святой,
за птичьей стаей не взлететь...
и дождь серебряной метлой
метёт берёзовую медь.


Валерий Мазманян


На сердце страхи,боли,раны,
Ему же плохо как и мне.
Слезами тихо я давилась,
Грехи терзали душу мне.

А страхи мимо проходили,
И вспоминая по ночам ,
Картину ту перед глазами,
Со страхом , болью на сердцах.


И яблоком медовым нас искушала осень

Две звёздочки - скитальцы -
опять уйдут с рассветом,
багряных листьев танцы -
обряд прощанья с летом.

И сломанной подковой
в ночь кто-то месяц бросил,
и яблоком медовым
нас искушала осень.

И облака летели
гусиной стаей к югу,
и жёлтые метели
толкали нас друг к другу.

Душа хранит и память -
всё не бывает вечным...
ты улетела в замять
берёзовым сердечком.


И напишут дожди о нас повесть

Подмигнёт на прощание поезд -
не горюй, не сложилось, прости,
и напишут дожди о нас повесть
на пергаменте палой листвы.

Не так много душа и просила -
пожалей, дай надежды глоток,
одинокая зябнет осина -
не согреет цветастый платок.

Возвращаются летние грёзы
вместе с грустью вечерних минут,
журавлей провожая, берёзы
в косы жёлтые ленты вплетут.

Зря молить или кланяться в пояс,
время скажет, где мы не правы...
и напишут дожди о нас повесть
на пергаменте палой листвы.


Вот только осень зря вмешалась

Для ветра это просто шалость:
бросает медный лист - лови,
вот только осень зря вмешалась
в мою историю любви.

У всех дождей своя натура,
но с ними нас роднит слеза,
обрежешь фразу взглядом хмурым,
и я не знаю, что сказать.

Вздохнёшь, со лба откинешь пряди,
смолчу, что ложь порой свята,
а ты взмахнёшь, уже не глядя,
крылом раскрытого зонта.

Скажу рябине в платье алом
ненужные тебе слова...
а под лоскутным одеялом
уснула палая листва.


За ветром палых листьев свита

За ветром палых листьев свита,
мы что-то друг от друга ждём,
а память прошлого размыта
осенним проливным дождём.

Уже сентябрь отлил из бронзы
верхушки клёнов и берёз,
для оправданий слишком поздно,
и время не пришло для слёз.

Не так грехи и велики,
чтобы чернить что было белым,
а в лужах наши двойники
идут по голубому небу.

Душа с листвой вспорхнула палой...
а ты судьбою назови,
что осень ранняя совпала
вдруг с увяданием любви.


А осень уйдёт в зиму нищей

Туманом замазаны дали -
у ветра характер дурной,
безропотно клёны отдали
ему золотое руно.

Душа беспокойная ищет
осколки надежд или грёз,
а осень уйдёт в зиму нищей
в обносках печальных берёз.

Вечерняя грусть так красиво
спешит свою нотку внести,
под рубище прячет осина
ожоги последней листвы.

Хорошее вспомнишь - приснится,
грустишь - ни о чём не жалей...
сошьют наших судеб страницы
суровые нитки дождей.

До слёз эту осень мне жаль

У осени участь бродяг -
вернуться обратно не могут,
луны потемневший медяк -
её всё богатство в дорогу.

Ночами холодными снится -
звенела червонной листвой,
не греет дождей власяница
от ветра в аллее пустой.

Красивой, в богатом наряде -
запомнят такой журавли,
давай на дорожку присядем,
грустить - у нас это в крови.

Мы были в любовном угаре,
до слёз эту осень мне жаль...
берёза, прощаясь, подарит
ей рваную жёлтую шаль.

Припомнишь хмурым утром лето

Припомнишь хмурым утром лето,
зеркальный пруд и плеск весла,
а в паутину голых веток
летит последняя листва.

Пора ненастная смешала -
кому ты рад, кто грусть принёс,
в пустынном сквере ветер шалый
в лохмотья рвёт платки берёз.

Настроили воздушных замков,
а рушить их досталось мне,
с утра дожди стучат морзянку
на сером кухонном окне.

Ещё один листочек сгинул,
ещё одна порвалась нить...
как быстро вянут георгины,
когда их некому дарить.

Ветра наследство делят

Ещё один лист палый
к траве прижался грудью,
ответ на вздох усталый -
как быть должно, так будет.

Что время - дни, недели,
дождя ночного шорох?
ветра наследство делят -
намокших листьев ворох.

Твои обиды, слёзы -
моей судьбы гримасы...
дождь локоны берёзы
алмазами украсил.

Тишину не вспугни ненароком

Синеву - щедрость бабьего лета -
листопад за туманы унёс,
и в осенней молитве воздеты
обнажённые руки берёз.

Поменяет округа обличье,
нет к весне проторённых дорог,
в круговерть жёлтогрудой синичкой
улетает опавший листок.

Паутинку ветвей не смахнуть,
и ветра до апреля не снимут,
и наверное дней этих суть -
кто попутчики в долгую зиму.

Тишину не вспугни ненароком,
приоткрой занавеску и слушай -
не снежинки летят к свету окон,
одинокие мечутся души.

Ива выплачет жёлтые слёзы

В октябре это вовсе не внове -
на песке что построено, рушим,
и дожди в сером сумраке ловят
в свои сети кленовые души.

И себя, и ушедшее жалко,
день вчерашний - как это давно,
а рябина на скатерть лужайки
пролила молодое вино.

А ветра обобрали аллею -
взяли золото с бархатом красным,
и упавшими звёздами тлеют
в палисаднике поздние астры.

У пруда по ушедшему лету
ива выплачет жёлтые слёзы...
подниму я, спасая от ветра,
золотое сердечко берёзы.


Отгудел пчелиный улей,
журавлям пора за море,
синеву хранит июля
увядающий цикорий.

Отцветая, мальвы бредят
об ушедшем тёплом лете,
у берёзы горстку меди
отобрал бродяга-ветер.

Золотят дорожки ивы,
и погожий вечер в радость,
на прощание красивым
пожелал остаться август.

Ты не верь, что осень судит,
что не выбраться из круга...
паутинки наших судеб
зацепились друг за друга.


Валерий Мазманян