RU UA

Если бы ты знал,
Как сильно тебя люблю.
Как никогда никого не любила.
Бог тебя мне послал.
48 часов с ним! Молю!
Я всё помню. Я ничего не забыла.

Но только, если всем на пользу.
По-другому не нужно, Господи.
Я хочу быть счастливой. И чтобы ОН был счастлив тоже.
Ничего не хочу сломать невольно.
Тебе виднее, Боже, как быть с моими просьбами.
Если можно, пораньше мне встречу с Моим Князем.

Я отхожу по шагу, чтоб не замёрзнуть.
Вроде бы нет на мне масок.
Но что-то теряю понемногу.
Теряю по капле, по напёрстку.
От меня улетают сказки.
Я не хочу к концу, к эпилогу!

Мой Милый J! Протяни мне руку скорее.
Скорее, пока не поздно.
Пока на холодном ветру окончательно не замёрзла.
Твою руку. Крепкую. Теплую. Любимую.
Я хочу, чтобы стало теплей.
Весна. Уходите морозы.
Пусть будет Любовь непобедимою.

Светлою, тёплою, вечною.
Мне грустно и тихо.
И тебя не обнять - барьер.
Дорогою Млечною
Прилетают мои стихи
В полночь к тебе на постель.

На краешек кровати.
В свете Луны на тебя посмотреть.
Подержать за руку.
А ты не просыпаешься, не чувствуешь, что я рядом.
И мои глаза день ото дня гаснут, тускнеют.
Я боюсь, что теряю тебя. И ко мне прилетает вьюга.


Сыграй на струнах моей души,
Музыкант.
Чтобы она развернулась,
Доверилась.
Покажи свой талант.
Чтобы музыке нашей
Не было края, предела.
Сыграй, Музыкант,
На теле моём
Свою лучшую песню.
И мы вдвоём в унисон
Будем звенеть вместе.
Ты был рядом.
Чудесный сон.


Снег уползает в глубь аллеи
и оставляет пятна охры,
ты скажешь, что сугроб болеет,
отвечу - по берёзе сохнет.

И тишина унылой рощи,
и серый дождь нагонят скуку,
смирись со всем - и будет проще,
а мы судьбу возьмём под руку.

С тобой поймём в холодном марте -
весна любви бывает поздней...
клин журавлей по звёздной карте
уже летит к родным гнездовьям.

Валерий Мазманян


Не верю, что "никогда".
Неверующий я Фома.
"Не Моего" отпустила.
А "Моего" жду.
В окошко спокойно гляжу.
Без надежды, уверенно.
Я Богу доверилась.
Живу от одной маленькой радости
К другой.
Вернула себе своё.
Спокойно стучит сердце моё.
И всё ещё не хватает сил.
Я себя запустила.
В двери закрытые колотить -
Как не устать?
Как руки в кровь не разбить?
Я в тебя верю.
Однажды ты поймёшь.
Захочешь - придёшь.
Не захочешь - не придёшь.
Я буду рада тебя видеть.
Друга. Моего.
Нежного. Любящего.
Открытого.

Знание...
Понятнее Мироздание...
Безопаснее.
Но оно не приносит счастья.
Счастье...
Комфорт души.
Открытой души.

Гармонии с Миром ищи,
С собой "не войны",
Любимый.
И чтобы важные все живы.
Чтобы ты и они здоровы.
И навстречу друг другу -
Два любви потока.


Я умру и ты, умрёшь.
Мы умрём однажды.
Грустно, страшно? Ну и что ж,
В эту реку дважды,
Не надейся, не войдёшь.
Уникален каждый…

Каждый уникален миг,
А тела все смертны,
Но любви чудесный лик,
Глас её заветный

Знаю, будет с нами жить
В новом воплощеньи.
Это чувство - словно нить
Судьбы и мгновенья,

Сшившая в единый мир,
В общую картину.
Без любви никто не мил.
С нею мы едины.

Я умру и ты, умрёшь.
Жизни скоротечны.
Если есть любовь, ну что ж,
Мы с тобою вечны.

Лишь любовь в своей душе –
Главное богатство.
Так давай её уже
Возведём на царство!


Ты выходила из волны, как Афродита.
Роскошный бюст, точеный стан - все без изъяна.
Улыбкой бархатной, лицом открытым,
Магнитом глаз ты взгляд мой приковала.

И по ногам твоим катились капли моря,
Им не хотелось с красотой твоей прощаться.
И на песок сорвавшись против воли,
Не торопились в море возвращаться.

Твои упругие изгибы тела,
Окутывал я взглядом покрывала,
Шепча губами робко и несмело:
«Моя Русалка, ты околдовала».

Но навсегда нас разделяют две стихии,
Ты - моря дочь, а я - избранник суши.
Вернешься ты, где гребни волн лихие,
Но пламя страсти волны не потушат.


А было хорошее настроение,
Пока тебя в сети не увидела.
И мне вспомнился
Твой "не меня" - выбор.

Сначала было счастье
От ощущения сопричастности.
Полился поток
К Моей Радости.

Потом я тебе писала.
Хотела, чтоб на меня посмотрел.
Писала и стирала.
Энтер нажать не посмела.

Иногда машу тебе рукой
С моей аватарки.
Я выгляжу смешной?
...
Я люблю тебя!
Я скажу это.
У меня много.
Мне не жалко.


Бабка с дедом рядышком сидят.
Бабка с дедом смотрят телевизор.
Программу шибко интересную глядят
Про очень сексуальные меньшинства.

Спросила бабка: «Как же это так?
Откуда же их столько появилось?
Иль их к нам подослал коварный враг?
Ведь раньше нам такого и не снилось»

Старик ответил: «Помнишь про Амура
Про греческого бога мы читали,
Мальчишкой был проворным он тогда,
Но те мальчишки стариками стали.

Летал тогда, порхал на крыльях счастья
И стрелами любви сражал сердца,
Но к старости ослеп, и хуже нет напасти,
Он палит наугад, стреляет без конца»