RU UA

Вступила ночь в свои права.
Гуляют тени за окном.
Я погрузился в сон едва
И сразу, словно бы, в кино

Смотрю какой-то новый фильм
Красивый, странный и смешной.
Он создан мной, лишь мной одним.
Я автор, зритель и герой.

В нём есть диковинный сюжет,
Моих актёров мастерство,
А декораций лучше нет,
Они творятся волшебством –

Чудесной силой ярких грёз,
Великой магией души.
Отличный мастер - спящий мозг
Рисует их в ночной тиши.

Фильм полон радостных минут
И ярких лиц и добрых слов.
В нём песни ангелы поют
И ненаписанных стихов

Звенят тихонько голоса.
Танцуют звёзды и луна.
И это всё я создал сам
И насладился всем сполна.


Очи, очи дорогие
Дайте правды мне в уста
Напоите, разбудите
Малодушные сердца
Гонит ветер тучи небом
Раздвигает облака
Дарит солнце ласку людям
Наполняет их сердца
Правды хочется, устоя
Справедливости в делах
Чтобы племя молодое
Знало в чьих оно руках.


Мне не впервой бродить в вечерний час
По улице холодной и печальной,
Когда луны сияющий анфас
За облачной фатой укрылся тайно.

Спешат испуганно прохожие домой
Скрываясь в тёплых комнатах от ветра.
Их прогоняет ливень ледяной.
Они бегут к искусственному свету.

А я хожу по улице один.
Гуляю под дождём без всякой цели.
Любуюсь грустной прелестью картин,
Не веря, что всё это в самом деле,

Что может быть такая красота,
Что может быть стихия так прекрасна.
Все разбежались. Улица пуста.
Под крышами попрятались напрасно.

Мерцает мягким светом водопад.
Звенит поток прохладных крупных капель.
А ветер подвывает невпопад
И с ветками устроил танец сабель.

А дикий новорожденный ручей
Уносит листья в сторону канавы.
И он ничей и я уже ничей.
На нас совсем не действуют уставы,

Реальности обыденной земной.
Мы миражи рождённые стихией.
Я растворюсь в потоке ледяном
И потеку как капли дождевые.

Мы вместе испаримся поутру
Под яркими горячими лучами.
Развеемся туманом на ветру
И станем лёгкими седыми облаками.

Но это будет позже, а пока
Я призраком по улице гуляю.
Здесь каждый миг растянут на века
И не похож пейзаж на кадры рая.

Он холоден и мрачен, но красив.
В нём необычно всё и нереально:
И грустный красок тихий перелив
И капель дробь и ветра вой печальный.

Нет чётких линий, множество теней.
Все контуры загадочно неясны.
Приходит ночь. Я растворяюсь в ней.
Спасибо, вечер. Это было классно.


Отëсанный культурой
Ходил по жизни я
То в лоно самодуров
То в стойло рабовья.
Печально было бремя
Пока не сбросил век
Губительной культуры.
Сказав я Человек.


Я думал, что на свете счастья нет
И нет душе потрёпанной покоя.
Казалась смерть желанной как рассвет.
А жизнь казалась тем, о чём не стоит
Мечтать и чем не стоит дорожить,
Лишь горькой чашей скучной грязной лжи,
Которую испить мне суждено.
И я желал скорей увидеть дно,
Допив до капли собственную долю.

Ах, как я изумительно страдал,
Реалистично, красочно, серьёзно.
Ветра судьбы валили наповал
И я катился мячиком бесхозным
По мрачной и ухабистой судьбе,
Не нужный миру, людям и себе,
В какую-то немыслимую пропасть.
И получалась очень грустной повесть.
Но кто произведение писал?

Ни Бог, ни Дьявол, ни могучий Рок,
А мой родной капризный, шумный разум
К минутам добавлял по паре строк
Формулировок мрачных и чумазых
И на дороге жизни каждый шаг
Он представлял как трудный путь сквозь мрак.
На все событья вешал ярлыки
И скучными оттенками тоски
Как кисточкой раскрашивал реальность.

Реальность же совсем не возражала.
Она ждала, пока мне надоест
Расписывать судьбу цветами кала
И на спине тащить тяжёлый крест
Считая, что в нём есть какой-то прок.
А я страдал. Мне было невдомёк,
Что сам себе я создаю страданья.
Но постепенно зрело осознанье,
Что нет снаружи тьмы. Она внутри.

И отстрадав почти что четверть века,
От этого занятия устал.
Мне надоел тот образ человека,
Который я себе нарисовал.
Нашёл для своего воображенья
Приятное, иное примененье:
Раскрашивать события в цвета
Красивые и яркие и так
В сознании и добрыми стихами.


Опять себе ты кажешься изгоем
И сетуешь на мрачную судьбу
И целый мир считая полем боя,
Бросаешься в неравную борьбу.

Отчаянно дерёшься, побеждая
В сраженьях, но проигрывая жизнь.
Заполнили сознание до края
Холодного тумана миражи.

Ты заперт в клетке собственных иллюзий.
В неволе у кошмарных детских снов.
Но выдуманный демон не укусит,
Не высосет по капельке всю кровь.

Ты выдумал нелепое изгнанье,
Коварство и жестокость бытия.
И бездна зла и горный пик страданья –
Лишь мрачная фантазия твоя.

А за пределами фантазии реальность –
Прекрасный, светлый, разноцветный мир.
Загадочный как дальняя туманность,
Но твой родной. Ты в нём когда-то жил.


Собирая себя по крупицам,
По бескрайнему небу шагая,
Понимаю, что жизнь только снится,
Просто грустная сказка такая.

Смело вверх по вселенским ступеням
Я иду к изначальному свету.
Нет в душе даже тени сомнений.
Виден путь прямо к цели заветной.

Рассыпаются стены иллюзий.
Тают снов разноцветных туманы.
Без страстей бесполезного груза
Приближаюсь к познанию тайны.

Приближаюсь к истоку творенья,
Наслаждаясь небесной дорогой.
Прямо вверх по ступеням прозренья
К осознанью – к родному порогу.


Перрон моей души безлюден и безмолвен
Вагон пустой исчезнувший в дали
Потерь печаль в глазах нанизывая годы
Густым туманом стелится в ночи
Исчезли прошлого цветные замки
Родные люди стали не родны
Лишь нить надежды
Маленьким мерцаньем
Едва живая
Теплится внутри

Эн Александровна
Январь, 2, 2021
Киев