RU UA

Обрывки, отголоски страшных войн,
Убиты, искалечены веками.
Пусть каждый для тебя из них герой,
Твой светлый мир прикрыт прогнившими телами.

Тебя учили защищать своё,
Учили чествовать давно ушедших,
Но вырывал ли ты ружьё,
Из рук родных, оцепеневших.

Боролся ль с мыслью о конце,
Что каждый миг одолевает.
Грустил о раненом бойце,
Что никогда не отступает?

Мы чтим защитников своих
И обещаем память охранять,
Вот только чувств их тех, чужих,
Нам ни за что не внять и не понять.


Мой милый мир людей,
Мой дом, моя обитель,
Я твой на веки житель.
Кармических сетей
Не рву, не убегаю,
В нирвану не стремлюсь,
К заоблачному раю
Сквозь тернии не рвусь.
Мой славный мир родной,
Нелепый и чудной,
Не просто так – для дела,
Ты снова дал мне тело.


Россия-золотые купола,
Устелена коврами из ромашек.
Но гордая, без царственных замашек,
Трагической судьбою сплетена.

Россия-белокаменная тишь,
Поёшь ты колокольным перезвоном.
Не болтовнею, не монетным звоном,
Ты монолитом на земле стоишь.

Россия, ты с поднятой головой,
И в радости, и в горести печальной,
Когда хотели чтоб ты замолчала,
Пытаясь сделать девкой дворовой.

Но, ты себя умеешь защищать,
Ты для детей своих опора и отрада,
Земной поклон, от нас, тебе награда,
И недругов умела ты прощать.


Пыль. Гарь. Смрад.
Вызревший хлеб в огне.
Тысячи ног — тысяч солдат,
По обожженной стерне.*

Кольца. Котлы. Стрелы.
Чертит на карте штабной,
Рукою болотно-серой,**
Смертоносно-чужой.

Сквозь цейсовские бинокли,
Волчьи глаза горят.
Костью заветной манит,
За Волгою — Сталинград.

Глухо рычат моторы,
Закованные в броню,
Стальными траками*** вспорют,
Русских полей стерню.

Марш! Марш! Нах Остен!
Небо затмили крылья.
Бомбы с неба, как звезды -
Толкают людей в могилы.

Неугасимой зарницей,
Станицы в степи горят.
Смертью, пустые глазницы,****
Взирают на Сталинград.

Несколько сотен метров,
Русской живой воды,
Отделяет от смерти...
-Господи, помоги!

Матушка — Волга, родная!
Встань на защиту народа,
Не пропусти окаянных...
Сделай огнем — воду!

Но у исчадия ада -
Вместо шкуры броня.
Зеленым болотным гадом,
Ползет за Волгу, звеня.

Встретились. Лбами столкнулись,
Смерть и святой огонь.
Воспряли, воскресли, очнулись.
-Не тронь Сталинград! Не тронь!

Каждый наш дом — крепость,
Каждая улица — фронт.
Проснулась святая свирепость -
Месть святая идет!



* - Поле с остатками скошенных колосьев. В данном случае, сгоревших.
** ( - Рукою болотно-серой) Имелось ввиду по цвету формы солдат вермахта.
*** - Траки, трак — звено гусеницы трактора ,танка и т.д.
**** (- Смертью, пустые глазницы) Нашивка, знаки дивизии СС, «Мертвая голова» - череп и кости.


Увешана стена портретами,
В бревенчатом крестьянском пятистенке,
Вот кто-то в форме с эполетами,
С кафтаном на плече, по этикету.

А вот другой, в халате белом,
На фоне стен земской больницы,
Запечатлен в порыве смелом...
Но..., как похожи эти лица.

А здесь сидят за партой школьной,
Какой-то мальчик и девчонка.

А тут, на фоне колокольни,
В одном строю шагаю четко.
В шинелях земляного цвета,
И в сапогах не по размеру,
Идут за Родину ответить,
Чтобы потомкам стать примером.

И..., больше нету фотографий.
Лишь в серой рамке похоронки.
Они сложили жизни наземь,
Тот самый мальчик и девчонка.

А на стене осталось место,
Что мог бы детский смех заполнить
И фотография невесты...

Но там, надтреснутые бревна.