RU UA

Хмурый этот вечер...
Скалы, грозы, реки.
Худшая здесь встреча,
Будет в этом веке.

Первый точный выстрел...
Пуля в грудь летит поэту.
Пролетела очень быстро,
Окончил жизнь он эту.

А ведь никто не смог ему помочь...
Он умирая видел только небо.
И убрав плохие мысли прочь,
Мартынов выглядел нелепо.

Жизнь как пуля пролетела...
Коротка она была.
И душа его взлетела,
В небо чистое вошла.

Лермонтов давно ушёл,
Но дух поэта с нами.
Его стихи весь мир прочёл,
Наполнены они мечтами.

Как же больно, что того,
Кто целился в поэта,
Засудить было нелегко,
За тот вечер лета.


Иду по тёмной улице одна,
Ветер сильный в спину дует.
Я думаю как жизнь сложна,
И это сильно так волнует.
Устала я от этой беготни,
От вечной суеты, отмазок...
Горят над головой огни,
Как сверчки из детских сказок.
Отдохну я немного...
А потом, пойду...
Пойду, я в далёкую даль,
Дальше по жизни бороться.
Оглянулась вокруг,
И где-то там, вдалеке,
Силуэт я увидела твой.
Подошёл ты ко мне, и тихо сказал:
"Успокойся, с тобой всегда буду я"
И словами, как крыльями
Меня ты поднял...
Никогда этих слов не забуду.
Встали тихо, и в темноте,
Под сильную бурю,
По брусчатке пошли мы домой...
Кажется даже порой,
Что нет у меня никого,
Кому рассказать можно все:
От обычных историй,
До самых тайных секретов.
Спасибо тебе, мой папа родной,
Что ты подарил мне всё это.
Прости, что так мало тебе говорю,
Но я искренне тебя люблю.
В сердце радость,
И слёзы на глазах у меня,
Ведь первый мой стих — для тебя!


Хмурый этот вечер...
Скалы, грозы, реки.
Худшая здесь встреча,
Будет в этом веке.

Первый точный выстрел...
Пуля в грудь летит поэту.
Пролетела очень быстро,
Окончил жизнь он эту.

А ведь никто не смог ему помочь...
Он умирая видел только небо.
И убрав плохие мысли прочь,
Мартынов выглядел нелепо.

Жизнь как пуля пролетела...
Коротка она была.
И душа его взлетела,
В небо чистое вошла.

Лермонтов давно ушёл,
Но дух поэта с нами.
Его стихи весь мир прочёл,
Наполнены они мечтами.

Как же больно, что того,
Кто целился в поэта,
Засудить было нелегко,
За тот вечер лета.

0 comment Комментарии (0)

Жила на свете Божия Раба.
Бог (имярек) - Галина Рабе дал.
Ее сиянье - радовало всех,
Ее улыбка - озаряла свет.
Однажды в ночь весеннюю звезда взошла. По городу затем молва пошла.
Раба Галина дочку родила.
Девченку она Юлей назвала.
Взяла Раба на руки дочь свою.
Пошла домой - порадовать семью.
Но то рожденье, что вдохнул в Галину Бог—
Не на счастье, а на беды он обрек.
Раба с маленькою Юлею одна,
Кочевала на вокзалах, во дворах.
Рабу предала семья, прогнала прочь.
Не смотря даже, что на руках у Рабы дочь. Вся разбитая Раба Божья ушла.
А девчушка сильно плакать начала.
Не знала Раба как ее унять.
Чем же голод своей дочи утолять?
На дворе сияло солнце, был апрель.
Но ребенок мерз, ей было холодней.
Раба Галина Богу помолясь,
Присела, диким плачем залилась.
Людей просила хлебушка подать,
Чтоб дочке своей умереть не дать.
В одной тонкой пеленочке дитя,
Голодная кричала на весь край.
Раба Галина чтоб согреть дитя,
Из тканной сумки все повынимав,
Укутала в ней Юленьку она.
Искала, где же переночевать.
Ее увидела компания одна.
К себе Рабу с ребенком забрала.
Но оказалась дорогой тому цена.
За щедрость жизнь Галина отдала.
Не знаю и не буду утверждать,
О том, что мама моя пошла воровать.
Но думаю, что если было так,
То от безвыходи, ведь дочка на руках.
Быть может она выход и нашла б.
Но не успела - разлучила нас тюрьма
И жизнь там кто-то у нее отнял.
А Юлю женщина - Наталья забрала.
Но вырастить девченку не смогла.
Судьба Галины к дочке перешла.
С приемной матерью дочь счастья не нашла.
И имя мачеха другое ей дала.
Всю близость с мамой моей стерла та семья.
Анастасия теперь имя у меня.
И от того, что грустно мне порой,
Пишу стихи, чтоб отдохнуть душой.
Всю боль, эмоции, все прошлое свое,
Даже о том пишу, что в будущем придет.
26-ть лет без мамы я живу.
Но в сердце и душе память храню.
Не злюсь на маму лишь благодарю.
За то, что родила, за жизнь свою.
Во всем случившимся себя виню.
Молюсь, за все прощения прошу.
Хоть и не видела, но все равно люблю.
Ведь мама - это все, что я ценю.
И эту ценность не отдам я никому.
За грубость о ней - голову скручу.
Ведь каждому на свете есть цена.
Расплату маме моей Бог послал сполна.


Я хочу улететь в другую галактику,
Чтоб в одном изсозвездий архангелов,
Загорелась моя звезда
И, чтоб мамина-рядом была.
Днем и ночью-смотрю в небеса.
Жаль, рукою до них не достать,
Жаль, нельзя к Богу в гости сходить-
Попросить Его Маму спустить,
Чтобы с ней хоть немного побыть!
Я бы все отдала за тот миг,
Лишь бы Маму увидить вживых!!!
И сестренку свою повидать,
Но об этом мне только мечтать.
Мы роженные, чтоб умирать,
Но между этим мы будем страдать.
В детском возрасте-мы не грешны, Искушения нам не страшны.
Но, вот, с юнности жизнь, будто трость,
Обламавшись, уйдет под откос.
И никто не поймет, что стряслось-
Нет ответа на этот вопрос.
Мы летаем в галактики, к звездам.
Сверху смотрим на то, как мир создан.
Но лишь в старости думаем мозгом,
Что ни смысла нет в жизни, ни свойства,
Да, живу, да, дышу, с чувства долга.
Что нет тех, кто был рядом, поскольку,
Свою жизнь превратили в осколки.
Все ж в душе беспокоят вопросы,
Колют в сердце, как те шипы розы:
"В чем же Мама моя провинилась?
За какой грех она расплатилась?
Чья вина и за что?
Что случилось?
Но ответ получить не сложилось.
Выхожу каждый вечер на воздух
И смотрю на яркие звезды.
Никому я не буду нужна,
Значит цель в этой жизни ясна.
Я хочу улететь в другую галактику,
Чтоб в одном из созвездий архангелов,
Загорелась моя звезда.
И, чтоб Мамина-рядом была!!!