RU UA

Территория безбрежного покоя,
Та изначальная прародина души,
Куда ей вернуться хочется порою,
В уюте отдохнуть сверкающей тиши.

Это территория нирваны,
То место, где пространства больше нет.
Времена сливаются и страны
Воедино, остаётся свет.

Остаётся яркий свет и звук прекрасный
И вечного дыханья Божьего тепло.
Сюда разум не заходит даже ясный.
Желанье ни одно добраться не смогло.

Лишь покой. Я есть и меня нету.
Я теперь и всё и ничего…
Я поток Божественного света,
И звучанье голоса его.


Ну ты, ветер, и вреднючий.
Дуй отсюда! Не мешай!
Мокроносные ты тучи
Надо мною не гоняй,
Ясный свет не заслоняй!

Не листай страниц журнала!
Дай спокойно почитать!
Во вселенной всей нахала
Нет наглей тебя, видать.
Надо, ветер, меру знать.

Ты ж журналов не читаешь.
Эй! Куда понёс? Отдай!
Ну, во что со мной играешь?
В баскетбол? В кольцо бросай!

Снова мимо. Ты промазал.
Эй! Куда опять понёс?
Ты - летучая зараза,
Первородный пылесос!

Ну, отдай мне хоть страницу,
Хоть немного почитать –
Жёлтой прессе подивится…
Дам салфетку поиграть.


Мысли шустрые витают
Словно пчёлы в ноосфере
Над сознанием цветущим,
Пранокрыльями махают,
То, что беспробудно верит
На зло фактусам живущим,
За семь метров облетают.
И мозг каждый в разной мере,
Залетая, опыляют.

Покопо`шится в сознаньи
Мысль немного и в другое
Направляется мышленье,
Размножается звучаньем
И сознание живое
Орошает озареньем,
Обрастает в нас сияньем,
Дух и тело беспокоит
То рыданием, то пеньем.

Наших мыслей не бывает.
Мысли сами же свои же.
Голова их не присвоит.
В ноосфере мысль летает,
Выбирает себе крыши
И под ними гнёзда строит.

Но сознанье не рабыня
Шустрых мыслей, а обитель
И оно их или примет
Как родимых иль отринет,
А бывает мысль – вредитель
Рядом с мыслями родными

Обитая, крышу сверлит,
Разум, делая дырявым,
Дух и тело разоряет.
Мудрый мыслей не приемлет
Вредоносную ораву,
Их в сознанье не пускает.

Он их сам же сортирует,
Оставляя лишь умнейших.
Остальные улетают.
Мудрый мысли не балует.
Пусть в мозгу их будет меньше,
Но сознанье опыляют,

Чтоб симпотными плодами
Во всех сферах наполнялась
Жизнь в процессе бесконечном
И прекрасными садами
По вселенной разрасталась,
Шевелилась в танце вечном.


Дикий ты невоплощенец,
Что забыл в своей нирване?
Ты духовный отщепенец,
Ждут друзья все на «поляне».

Прожил жизней ты не мало
И умирал и снова жил.
Что с тобой, друг милый стало?
Ты почему уйти решил?

Закосил от воплощенья
И словно робкий дезертир,
Убежал от освещенья
В тишь, в непроявленности мир.

Ну же, выходи из дома
И поиграй ещё в судьбу!
«Улица» тебе знакома.
Что?.. Почему опять не бу.?


Разукрашу симпатичными стихами
Этот мир безумный, но родной.
Проросту сквозь время тёплых рифм садами.
Одарю весь добрый люд честной
Мелодичными красивыми плодами
Светлых чувств и мысли озорной.
Обогрею уши милыми словами.
Станет Интернет богаче мной.

Чувства добрые я по сети отправлю
Каждой стихчитающей душе.
Снова дружбу, верность и любовь прославлю,
Хоть и прославляли их уже.
Скромный свой талант на пьедестал поставлю.
Пусть стоит там, в полном неглиже.

Очень умные раздам я людям мысли.
Мне не жалко (это не мои)
Все раздам, свежи покуда, не прокисли
И направлю разум за буи.

За астрал – в ментальные поля,
Здесь духовный голод утоля.

А, отдохнув, сюда потом вернусь.


Давайте строить храмы в ноосфере,
Из добрых слов в сознании людей,
А стены устанавливать на вере
И чтобы в храмах не было теней,
Из света разума в них делать купола!

Наполним мы любовью храмы эти
Чистейшей, настоящей и живой.
За этот мир, поэты, мы в ответе.
Мы отвечаем за него душой.
Нам муза наша власть огромную дала.

Мы наполняем мир не просто звуком.
Мы образы в сознании творим.
И радостям и самым страшным мукам
Стихами воплощаться в жизнь велим.
Ведь рифмы наши превращаются в дела.


С друзьями спорил Воробей,
Что не боится Кошки.
И даже может перед ней,
Попрыгать он немножко.
Разумных доводов друзей,
Он слышать не хотел.
И на лужайку перед ней,
Пернатый подлетел.

Вцепилась Кошка в Воробья,
Своей когтистой лапкой,
От птахи перышки летят,
Мотается, как тряпка.
Огонь в глазах давно угас,
Не слышно больше хрипов.
Для Кошки ты мясной припас;
Сиди и не чирикай.

Вот так закончил Воробей,
Бесславную карьеру.
Но, сослужил он для друзей,
«Живым» примером.


Разве это не высшее счастье:
На диване лежать
И расслабив уставшее тело,
Сняв ботинки, одежду и страсти,
Одному отдыхать,
Беззаботно, спокойно, умело
В подсознанье нырять?

Разве может быть выше блаженство:
После славных трудов
Шестидневной рабочей недели
Внутрь себя возвратится, как в детство,
Сняв чумазый покров,
Уложив организм на постели,
Погрузиться в мир снов?