RU UA

Я нервничаю,
Вырываю страницы...
Про что мне писать?
Как чирикают птицы?
Но нет. Все же, нет.
Так не годится!
Как с водопада
Спадает водица?
И так каждый день,
По десять страниц.
Зачем этот фейк
Про слезы с ресниц?
А может, не надо
Банальных границ?
Перестала считать
Я на улице птиц...

comment Комментарии (0)

Я – не женщина, и не мужчина.
Я – необъяснимое иное что-то.
Я как будто бы с другой планеты,
Я другая – не как все, но кто я?

В этом мире все другое вижу,
Чем живущие извечно здесь.
Что-то мне неведомое ближе,
Только что Оно? Где Оно есть?

Мир, который здесь вокруг меня вновь,
Ведь совсем иной, чем мир людей,
Тот, что окружает их так явно
И летит, живет в безбрежье дней.

И откуда я, совсем не знаю.
И какое Имя то – Мое?
Я о тайной синеве мечтаю,
Видя то, невыразимое – свое.


Считается, что когда очень тяжко,
То слезы льются, как бездонный крик,
Но когда хуже мне, чем в горьком плаче,
То плакать нет желанья ни на миг.

Та мгла так тяжела и так глубинна,
Ее не выразить, о ней не закричать,
Но как ничто она невыносима,
Застыв в моей душе, сковав ее опять.

Я знаю боль, такую, словно режут
Израненную душу на разрыв!
И от которой лишь оцепенеть вмиг!
Бездонно беспощадность ту испив!

Но и на четверть боль та не сравнится
С тем страшным, жутким, тем, что в глубине,
Которое внутри меня струится,
Которому слов, описаний нет.


Бегать, пытаться, куда-то забраться,
На вершину, самой высокой горы,
Падая, снова и снова,
оставляя на камнях следы.

Своей же кровью, пачкая руки,
Я пытаюсь собрать силы в кулак,
Я не устал, я лечу, игнорируя муки,
Побороть всей своей жизни чердак.

Пусть я болен, ничего не боюсь
Ни одиночества, ни смерти души
Я всего непременно добьюсь,
Лишь осталось внутри огонь потушить.

Поднимаясь, всё выше и выше,
Главное не сорваться на дно,
Свой лимит доверья превышу,
Лишь достать до того, что не сожжено.

Свою кровь запекая на острых, горных камнях,
Разрывая ткани свои, до костей,
Забывая о ссадинах, души синяхах,
Я становлюсь только смелей, только взрослей.

Я достану до того, за чем так долго гнались мы,
Добив мечту, стану на обрыва краю,
Я поставлю палатку, на самой вершине горы,
И рухну с обрыва, подобно ручью.

Найдут меня, у подножья той самой горы,
Раскоряченного, словно бумажный кораблик,
И скажут: "Этот парень был счастлив, он вылез, из жизни норы"
А я, наконец-то вздохну и расслаблюсь.

comment Комментарии (0)

Течёт моя река Сура
Через леса, через поля,
Через большие города:
Алатырь, Пенза, Шумерля.

По старорусски СУ - приток
Реки, что нету краше,
А РА - названье в старину
Великой Волги нашей.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2011


Я родилась, чтоб всей душою жить!
И я жила. Но жизни во мне нет.
И так Светло вокруг, но я не вижу Свет.
Лишь пустоту и скуку мне пришлось до дна испить.

Уедешь – суета, бессмысленно звеня.
А дома тишина и чувства немота.
И интерес угас навеки для меня.
Ведь я уже не та. Ведь я уже не та.

Куда же мне прийти,
Чтоб душу воскресить,
Чтобы ворвалась жизнь,
И смысл вдруг найти.

И вечность и туман
Остались навсегда –
Безбрежный океан,
Бессилия года


Винтажный стих
винтажного поэта
Из дорогих,
ценней которых нету,
Из погребов
с изысканным букетом.

При нём гламур
совсем другого цвета,
А большинство собраний -
моветон;
Все модные течения,
пардон,
Лишь грубый фарс
старинного сюжета.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2011


резиновой каучуковой пелиной
укрою ноги свои от пластилинового
дождя,что стучит в глаза,что слюной,
и нежно укутывает пластик глиновою
нежнобурою кровью-харчком
от строителя с чердака
припарирую и приправлю лучком
в глаза капли - и глух глушком
выйду в мокрое полутемное пиво дня,
рассекая собой стену дождя,
путаясь в потоках,а-ли в водоростях
твоих волос вкусных-ватных,
только холодом скутает жилы,
кровь идет,да и стынет быстро,
то ли дождь,то ли простыл сильно,
то ли утаил серобелую грусть листа,
опрокину бутоны лилейных лилий,
окаменевших в комнте от дождя,
опрокину не только лилий,
рядом с ними же лица,да?
и букет нерожденной гнили-
будыт выпитым кем до дна?

comment Комментарии (0)