RU UA

Алина Михаэлис
ВОТ И ОНО,ТИХОЕ СЧАСТЬЕ МОЕ
НА ПЛЕЧЕ У МЕНЯ ПРИТАИЛОСЬ
И СИДИТ ,НАБЛЮДАЕТ ЗА МНОЮ
А ,Я РАДУЮСЬ КАЖДОМУ ДНЮ
И ДУШЕВНЫМ ПОКОЕМ,
НАПОЛНЯЕТСЯ СЕРДЦЕ МОЕ.
Я ЖДАЛА ТЕБЯ ДОЛГО,
ТИХОЕ ,МИЛОЕ ,СЧАСТЬЕ МОЕ
СВЕТИТ СОЛНЦЕ И ПТИЦЫ
ПОЮТ НАМ С ТОБОЙ , ПОД ОКНОМ
А НА СЕРДЦЕ ВЕСНА
МЫ С ЛЮБИМЫМ ВДВОЕМ
ВОТ ОНО , ТИХОЕ СЧАСТЬЕ МОЕ!

comment Комментарии (0)

Из тысяч судеб и дорог,
Разных надежд и ожиданий,
Я не смогла найти одну –
Своих несбывшихся желаний.
Я жалко дни свои влачу,
А время близится к закату,
Нет, я не плачу, не кричу,
В своей судьбе я виновата.
Наверно, я не так жила,
Наверно, я не там ходила,
Просто я счастье не нашла,
Хоть, может, рядом оно было.


* * *
Как долго тянутся недели,
Уж клюнул жареный петух,
Здоровый дух в здоровом теле,
Но где мне взять здоровый дух.

Я от рассвета до заката
Места себе не нахожу,
Считаю памятные даты,
И дни в уныньи провожу.

И ждать звонка мне ниоткуда,
Чуть слышно дождик моросит,
А я всё жду от жизни чуда,
Быть может, кто-то позвонит.

Спросит, как жизнь и как здоровье,
Найдёт и повод и мотив,
Но только Зуев и Зиновьев
Мне заменили коллектив.

КБ ещё не разогнали,
И процветает мой отдел,
А мы изгнанниками стали,
И оказались не у дел.

Таков удел пенсионера,
Ты предоставлен сам себе,
И лишь в душе теплится вера,
Что кто-то вспомнит о тебе.

Но нет, я не дождуся чуда,
Чудес на свете больше нет,
И я – никто, я – ниоткуда,
И где те тридцать с лишним лет.

Новый виток, новая веха,
Новый этап у КБЮ,
А я о всех ваших успехах
С телеэкрана узнаю.

Храню, как тайну, ваши лица,
Но угасает жизнь моя,
Давно забытая страница
В книге земного бытия.


* * *
Хорошо, когда не давит и не жмёт,
Когда к вам никто не лезет в душу,
И когда сознательно не врёт,
И лапшу не вешает на уши.

Когда можно выпить на троих,
Отвести в беседе свою душу,
Потрепаться о делах чужих,
Заодно, и корешей послушать.

Побрататься, завести друзей,
Утром натощак опохмелиться,
Каяться и клясться жизнью всей,
Ну, а после, заново напиться.

Как понять простого мужика,
Русскую загадочную душу,
И Россия очень велика,
Да, и кто нас, женщин, будет слушать.


* * *
Я, как корабль, который сел на мель,
Такая мне теперь досталась роль,
Я потеряла в этой жизни цель,
И кто поймёт мою тоску и боль.
Она со мной во сне и наяву,
Её не заглушить и не унять,
Она со мной, а значит, я живу,
Только зачем, я не могу понять.


* * *
Сегодня день такого рода,
Чтобы дурачить и смешить,
Наша капризная погода
Решила тоже пошутить.
Всё это выглядит курьёзно,
И хочешь верь, хочешь не верь,
Может шутя, может серьёзно,
Зима к нам постучала в дверь.
И как весёлые смешинки,
Нарушив будней суету,
Кружились в воздухе снежинки,
И растворялись на лету.
Что вновь зима пришла, не верю,
Обычай ведь у нас таков,
Сегодня первое апреля,
Праздник весёлых дураков.
Вот и погода посмеялась,
И шуток исчерпав запас,
Она на день сто раз менялась,
И этим веселила нас.


* * *
Былая слава отшумела,
И жизнь не стоит ни гроша,
Увяло, постарело тело,
Но ещё теплится душа.

Седая старость одолела,
И ничего уже не ждёшь,
И никому совсем нет дела,
Живёшь ты, или не живёшь.

И дни проходят без надежды,
И канут в бездну без следа,
И только светит мне, как прежде,
С небес печальная звезда.


* * *
Летает кто-то даже на Гавайи,
Предел моей мечты – Санкт-Петербург,
Могу бесплатно ехать на трамвае
В любой круиз и заграничный тур.
Не жду, никто меня не позовёт,
Даже не строю замки на песке,
И незаметно жизнь моя пройдёт
В печали, одиночестве, тоске.
Тоска, как ржавчина, мне разъедает душу,
И, как в пустыне, я в толпе людей,
И мир вокруг чужой и равнодушный,
И только пустота холодных серых дней.


* * *
Телефон мой молчит,
Мне никто не звонит,
И забыта я даже врагами,
Одиночество серого скучного дня
Обнимает меня ледяными руками.
И никто, как когда-то, не завидует мне,
Поутихли скандалы и страсти,
Ну, кому я нужна, в этой нищей стране,
Без работы, без денег, без власти.
Душа в панцире, сердце в холодной броне,
И конец уходящего века,
Мы живём независимо в этой стране,
И не видим в толпе человека.


* * *
Я не могу испытывать судьбу,
И дней менять привычное течение,
И нарушать заветное Табу,
И в спор вступать с грядущим поколением.
Но что мне уготовила судьба?
Страдания, лишения и муки,
За хлеб насущный вечная борьба,
И холод одиночества и скуки.
Седая старость, где найдёт покой?
На мир взирает робко и послушно,
А общество безжалостной рукой
Нас выбросило за борт равнодушно.


Закружила пьяная метель,
Аромат последней зимней неги,
Мягкая пушистая постель
Покрывает землю белым снегом.
Растворяюсь я в снежной пыли,
И снежинки на ресницах тают,
Ну, а где-то, на краю Земли,
О такой погоде лишь мечтают.
Я ловлю последние деньки,
Берегу последние мгновения,
Провожаю льдинки у реки,
Что несёт холодное течение.
Провожаю зиму, как ни жаль,
И её прохладное дыхание,
Белая холодная печаль
И метель пьянят, как расставание.


* * *
Какое счастье быть пенсионером,
И отдыхать в круизе за бугром,
И радовать народ своим примером,
И жизнь любить, пока не грянул гром.
Какое счастье быть пенсионером,
На даче землю потом поливать,
И не терять любви, надежды, веры,
И на себя лишь только уповать.
Какое счастье быть пенсионером,
Иметь на жизнь аж пятьдесят гривней,
Субсидии и прочие химеры,
И нищим быть на склоне своих дней.
Все нищие, к тому же, патриоты,
И не хотят в аду они гореть,
Какие там у нищего заботы,
Одна забота, чтоб не умереть.
Но нищие – упрямые и злые,
И не хотят так просто умирать,
Ушли в легенду времена былые,
Раз надо жить, так будем выживать!


* * *
Я потеряла веру и надежду,
И в прошлое давно ушла любовь,
Ничто меня не радует, как прежде,
И в жилах стынет голубая кровь.
А за окном со мною плачет осень,
И покрывает золотом пески,
Моя душа спасения не просит,
И никуда не деться от тоски.


* * *
Я не люблю испытывать судьбу,
И дней менять привычное течение,
И время, монотонно, как мольбу,
Считает мне последние мгновения.
Мы все уйдём, кто раньше, а кто позже,
И смерть за нами ходит, словно тень,
Но мы благодарим тебя, о, Боже,
За каждый новый, к нам пришедший день.


* * *
Старость никому не была в радость,
Нет здоровья, сил, и денег нет,
И свободы бесполезной сладость
Уплыла, как дым от сигарет.
Износилось тело, как одежда,
Но душа не может постареть,
И осталась лишь одна надежда,
Лишь одна надежда, умереть.
Время никого не пощадит,
Не оставит никаких надежд,
Завтра равнодушно отомстит
Обществу безжалостных невежд.


* * *
Судьба кого-то за руку водила,
И помогала в жизненной борьбе,
Тебя ж от пут своих освободила,
И выбор предоставила тебе.
А Ты всегда загадочно печальный,
И ничего хорошего не ждёшь,
Известно, что конец у всех один, летальный,
Так счастлив будь, что ты ещё живёшь.


* * *
Где ты, мой Бог? Ты потерял меня,
Нас слишком много в этом бурном мире,
И отблески холодного огня
Не греют душу в ледяном эфире.
Вокруг меня зияет пустота,
И жизнь однообразна, неприметна,
Как ржавчина, земная суета
Подтачивает душу незаметно.
Никто не хочет руку протянуть,
И поддержать достойною работой,
Нет, чёрную дыру мне не заткнуть
Чужою протокольною заботой.
Успех меня обходит стороной,
Уносит время все мои надежды,
И тихо стонет вечность за спиной,
Одетая в печальные одежды.
Холодным взглядом лёд не растопить,
И счастье только в деньгах не измерить,
Но чтобы чашу до конца испить,
В какого Бога надо мне поверить!


* * *
Всё преходяще – слава и богатство,
Не вечна нашей жизни круговерть,
Но все мы – человеческое братство,
Нам всем дано рождение и смерть.
А между ними пропасть или вечность,
Но вечность только избранным дана,
А большинство уходит в бесконечность,
И время их стирает имена.
Зачем кичиться нам друг перед другом
Своим богатством, славою на час?
И одержимых жадности недугом,
И нищих, время всех сравняет нас.


* * *
Всё в нашем бренном мире преходяще,
Но так же, как в былые времена,
Бесстрастно провожая день вчерашний,
Встречает новый юная Луна.

Уходят в вечность дни, минуты, годы,
Стирает время наши имена,
Уносят войны целые народы,
И вечна только мудрая Луна.

Пусть Высший разум остановит войны,
Пусть в нашем доме будет тишина,
И пусть в окно надёжно и спокойно
Всем людям светит вечная Луна!


* * *
Пролетают годы. И с тоской
Мы судьбы рассматриваем лица,
И прожитый нами день-деньской
Время отрывает, как страницу.
С каждым днём все тоньше календарь,
И печальней, безнадёжней лица,
И от смерти наш бесценный дар
Отделяет тонкая граница.
Так не будем ныть и тосковать,
Лучше пить вино и веселиться,
На судьбу не будем уповать,
Чтоб не перейти через границу.


* * *
Уходят годы наши в бесконечность,
И незаметно дни наши бегут,
Оглядываясь в прошлое, как в вечность,
Мы не считаем прожитых минут.
Мы, как шальные, носимся по кругу
В этом кромешном жизненном аду,
Не замечая ни врага, ни друга,
Стараясь обмануть свою судьбу.
Мы крутимся без устали и лени,
Нас мучит тайна – быть или не быть.
Сгораем мы, как звёзды во Вселенной,
Но ничего не можем изменить.


* * *
С тех пор, как я сама себя благословила,
Переступив родительский порог,
Судьба меня, где только не носила
По лабиринтам жизненных дорог.
Но жизнь прошла. И старость наступила.
И путь теперь короткий и прямой,
И только сердце помнит всё, что было,
Что было мне подарено Судьбой.
И памяти открытые мгновенья
Из прошлого сегодня светят мне,
Но где найти источник вдохновенья,
Чтоб радоваться жизни, как весне.


* * *
С деревьев листья дружно облетели,
Пустынный, голый и унылый сад,
И белые холодные метели
Пушистым снегом душу веселят.
Я не кричу, не плачу, не рыдаю,
Не зарекаюсь от своей сумы,
Я просто растворяюсь, исчезаю
В крепких объятьях матушки-зимы.
А дни короче и объятья шире,
И небо узкое и серое, как зонт,
Мои друзья давно уж в лучшем мире,
И я уже перешагнула горизонт.
И моя жизнь мне с каждым днём дороже,
И стынет пепел в голубом огне,
Но всё ещё, шагреневая кожа
Бесстрастно дни выкраивает мне.


* * *
Листья по ветру летают,
Золотом стелют газон,
Очень душевную песню
Грустно выводит Кобзон.
Жить мне осталось немного,
В сердце пришли холода,
Слишком прямая дорога
Часто ведёт в никуда.


* * *
Моя душа свободы просит,
Рыдает сердце, как струна,
А за окном гуляет осень,
А осень, это – не весна.
Наряд пурпурный скоро сбросит,
Гуляет девица красна,
Ты закружила меня, осень,
А осень, это – не весна.
И горько стонет на утёсе
Вечнозелёная сосна,
Ты про неё забыла, осень,
А осень, это – не весна.
Осенний лист по ветру носит,
И жизнь уходит, как волна,
Ты погубила меня, осень,
А осень, это – не весна.


* * *
Я давно не слышу тишины,
Мой проспект без устали бурлит,
В мои яркие цветные сны
Современный вносит колорит.
Я устала, голова болит,
Нет, в квартире не найти покой,
А водитель под окном гудит,
Мёртвого разбудит этот вой.
Он торопится, он нервно так спешит,
Со всей силы жмёт на свой клаксон,
Он на красный с визгом тормозит,
На зелёный – мчится на обгон.
Берегите наш покой и сон,
Новички, любители и асы!
Есть такой неписаный закон,
Вы промчались, мы живём у трассы.


* * *
В муках мы живём и умираем,
Тащим бремя тяжкое своё,
И зачем рождаемся не знаем,
И зачем уйдём в небытиё.
Всё, что с нами будет, уже было,
Но листает время календарь,
А судьба по кругу нас водила,
И бросала душу на алтарь.
Сменят нас другие поколения,
Может, стихнут распри и бои,
По законам вечного движения
Всё вернётся на круги свои.
Сменят нас другие поколения,
По своим законам будут жить,
Предо мной проходит, как мгновение,
Вся несостоявшаяся жизнь.
Нам не выйти за границы метки,
Круг очерчен нашею судьбой,
Я погибну в нём, как птица в клетке,
Но, быть может, обрету покой.


* * *
Я догорела и совсем погасла.
Увяло тело бренное моё,
Я приходила в этот мир напрасно,
И снова ухожу в небытиё.
Моя звезда светила мне неясно
Космическим загадочным огнём,
И моя жизнь казалась мне напрасным,
Ненужным, бесполезным бытиём.
Зачем я приходила и страдала,
Зачем сгорела в этом мире я,
Куда уйду без страха и печали,
И с нераскрытой тайной бытия.
Уйдут со мною все мои сомненья,
Развеет ветер неземную грусть,
Но, может, через сотни поколений
Я в этот мир когда-нибудь вернусь.


* * *
Судьбу нам не дано предугадать,
И изменить привычное теченье,
И в нашей книге жизни прочитать,
Какое нам дано предназначенье.
Судьба ведёт нас, словно поводырь,
Не замечая жизни быстротечность,
Сегодня принимает в этот мир,
А завтра провожает в бесконечность.


* * *
Сегодня кто стихи будет читать?
Всех задавило нашей жизни бремя,
И остаётся только сострадать,
Что наступило это злое время.
Когда меняют дружбу на рубли,
И не приносят женщинам букеты,
И не уходят в космос корабли,
И не манят далёкие планеты.
И бизнеса бесстрастное лицо
Прозрачным льдом сковало наши души,
И доллар взял нас в плотное кольцо,
И овладел одной шестою суши.


* * *
Проходит жизнь и молодость проходит,
И завтра заменяет нам вчера,
И нас любовь с ума уже не сводит
В холодные пустые вечера.
Моя свеча печально догорает,
И заметает прошлое метель,
И новый день со мною умирает,
А кто-то ещё крутит карусель.
Но время для меня остановилось,
Никто в душе не разожжёт огня,
И где-то во Вселенной заблудилась
Моя Судьба и бросила меня.


* * *
В небе ясном, холодном и синем,
Строгим клином летят журавли,
Как хотелось бы мне вместе с ними
Оторваться от грешной Земли.
Улететь, без следа раствориться,
И исчезнуть, чего мы всё ждём?
А весною на Землю пролиться
Очищающим душу дождём.


* * *
Вся жизнь прошла. Какой-то злой кудесник
Вдруг всё перечеркнул в один момент.
И радует лишь то, что мой ровесник –
Законный всенародный Президент.
Значит, не всё потеряно с годами,
И я ещё на что-нибудь сгожусь,
Но дни ложатся серыми рядами,
И душу так охватывает грусть.
И светлый луч никак не заглянёт,
И в жизни нет ни шанса, ни надежды,
А время мчится, и меня не ждёт,
Срывая дни, как ветхие одежды.
Уносит время радость и печаль,
Уйдут мои сомненья и желанья,
И моей жизни тонкая вуаль
Оставит мне одни воспоминанья.
Осенний день уныло догорает,
Гоняет ветер листья по песку,
Последняя надежда умирает,
Всё навевает скуку и тоску.


* * *
Я стихи не пишу, не слагаю куплеты,
Просто рвётся наружу от боли душа,
Улетела бы я на другую планету,
Только жаль вот, в кармане у меня ни гроша.

Впереди пустота, никакого просвета,
Зря звенит и тревожит надеждой капель,
Я не жду ни весны, ни цветущего лета,
А дорогу назад заметает метель.


* * *
Согреты Солнца тёплым светом,
Страдаем, мучимся, живём,
Но жизнь нам не даёт ответа,
Зачем пришли, куда уйдём?
И сколько нам ещё осталось,
И что нас с вами завтра ждёт,
И если нить не оборвалась,
Куда судьба нас приведёт.
И мы надеемся, мечтаем,
И ищем новые пути,
Но в глубине души мы знаем,
Что от судьбы нам не уйти.


* * *
Наши годы бегут, как мгновения,
Я уже их устала считать,
Вот и новый пришёл день рождения,
И мгновенье уходит опять.
Нам философы истину ищут,
Мирозданья начало начал,
Заменяет духовную пищу
Нам презренный звенящий металл.
А душа бесконечно устала
Сомневаться, надеяться, ждать,
Каждый день начинать всё сначала,
И себя каждый день побеждать.
Где источник найти, возродиться,
Из какого колодца испить,
И живою водою умыться,
Чтобы снова хотелося жить.


* * *
Я растеряла всех друзей,
Искать уж новых нет резона,
Вокруг холодный мир теней,
Глухого отчужденья зона.
Вокруг немая пустота,
Несутся все куда-то мимо,
Чужая жизнь и суета,
Игра, вояж, театр без грима.
Кружится жизни карусель,
Рождая новые надежды,
Оденет времени метель
Нас всех в убогие одежды.


* * *
Летом жарко, холодно зимой,
И душа страдает и томится,
Серою осеннею порой
По ночам мне вообще не спится.

И друзья заходят тихо в дом,
Как мираж далёких прошлых лет,
Только я грущу не о былом,
А о том, что будущего нет.


* * *
То взлёты, то падения,
То пан, то голытьба,
И, как рулетка, крутится
Бесстрастная судьба.
И новые воззрения,
И новая страна,
То выпадет везение,
То горечь пьёшь до дна.
А сладкая свобода
Зовёт в свою мечту,
И не стареет мода
У нас на красоту.
Но ходят вместе где-то
Добро, а рядом зло,
Со звонкою монетою
Не всем нам повезло.
Нас жизнь трясёт, как грушу,
Но нет пути назад,
Терзает нашу душу
Событий водопад.
И все мы, словно пешки,
В этой чужой игре,
Нам остаётся только
Довериться судьбе.


* * *
Развлекаю себя, как могу,
В серых буднях не знаю покоя,
И надежду в душе берегу,
Будто чудо случится со мною.

Что меня добрый дядя найдёт,
Денег мне наскребёт по сусекам,
Манна вдруг на меня упадёт,
И проснусь я другим человеком.

Я раздвину тогда горизонт,
Все дороги мне будут открыты,
Унесёт меня сказочный зонт
За пределы привычного быта.

Надоело вот только мне ждать,
И не видеть за масками лица,
И не надо меня убеждать,
Что сама к нам пришла заграница.

Что весь мир невозможно объять,
И не надо в дорогу стремиться,
Можно в каждой стране побывать,
Полистав в Интернете страницы.

Виртуальный холодный дурман,
Разве может он с жизнью сравниться,
В тесном ящике - самообман,
Золочёная клетка для птицы.

Я на крыльях свободы лечу,
Только сладкое слово горчит,
В пустоту я напрасно кричу,
Мне в ответ даже эхо молчит.

Я одна в этом мире страстей,
И никак не найдёт меня чудо,
Я одна, без врагов и друзей,
Я никто, человек ниоткуда.


* * *
Помяну себя, пока живая,
Кто же после вспомнит обо мне,
Выпью с горя не вина, а чая,
Что с того, что истина в вине.
Я куплю три красные тюльпана,
Чтоб нечёт, ведь я ещё живу,
И в струю хрустального фонтана,
Как монеты, брошу поутру.
А вокруг всё красками играет,
Бойко пробуждаясь ото сна,
В чистые одежды одевает
Нашу душу новая весна.
И когда всё свежим ветром дышит,
Всё вокруг ликует и звенит,
Как в лесу, меня никто не слышит,
Только время тихо шелестит.


* * *
Ждёт меня забытая природа
Где-нибудь в затерянной глуши,
Заблудилась горькая свобода
В тайниках истерзанной души.
Что такое нищая свобода
В мире денег, власти, суеты,
И зовут лишь звёзды с небосвода
За пределы голубой мечты.
И манит мираж воображенья,
И рисует замки из песка,
Исчезает всё, как сновиденье,
И опять – зелёная тоска.
Я во сне, как в юности, летаю,
Как в кино, смотрю цветные сны,
Я, как дымка снежная, растаю
С первым дуновением весны.


* * *
Зима совсем не радует погодой,
То дождь, то снег, то грязь, то гололёд,
И над Землёй, давно забытой Богом,
Висит унылый серый небосвод.
Сплошное небо, без единой тучи,
Слилось с Землёю, как стальной туман,
И даже не тоска, а злоба мучит,
Как будто, нас околдовал шаман.
Где Солнце, где мороз, где снег пушистый?
Где небосвод прозрачно голубой?
Где воздух обжигающий и чистый,
Пьянящий радостью, надеждой и мечтой!
Где санки, где коньки, где лыжи,
Где зимний лов, где дымка над рекой?
Серый туман седую душу лижет,
Серый туман, серый пейзаж, серый покой.


* * *
Устал мой дух, устало тело
И от надежд, и от борьбы,
И я слоняюся без дела,
Без сил, без денег, без судьбы.
Жизнь в одночасье пролетела,
Как шквал, как буря, как гроза,
Она и била, и жалела,
И отпускала тормоза.
Я у последнего причала,
Надежды плещется волна,
Но не дай Бог начать сначала,
Вернуть былые времена.
Как хорошо, что песня спета,
Пусть плачут ивы у пруда,
Хочу сгореть я, как комета,
Вся без остатка, без следа.


* * *
Я одинокий серый волк,
Именно волк, а не волчица,
И не возьму никак я в толк,
Как могла женщиной родиться.
Во мне чужой витает дух,
Открытый, вольный и свободный,
Зря люди распускают слух,
Что волк коварный зверь и злобный.
Коварней женщин зверя нет,
И этот грех – не первородный,
У волка же инстинкт природный,
Он злой, только когда голодный.
Волки друг друга не грызут,
И нет дружнее волчьей стаи,
И основным инстинктом тут
Закон природы управляет.
И в шкуре волчьей, не овечьей,
Я никого не обману,
Но в стае дикой человечьей
Я волком вою на Луну.


* * *
Я не люблю под окнами костры,
Которые бомжи разводят в стужу,
И запах мокрой тлеющей коры,
Который с дымом проникает в душу.
А рядом просто райский уголок,
Где стриженый газон, цветы и клумбы,
Заокеанский дует ветерок,
И бродит тень великого Колумба.
Вот нам бы их порядок перенять,
Так к красоте и чистоте стремиться,
Но душу нашу кто может понять,
У нас душа свободная, как птица.
Мы все в душе бродяги и бомжи,
Нам в этой жизни ничего не надо,
И пусть американские ханжи
Наводят у себя в раю порядок.
А нас порядок издавна гнетёт,
И в рамках жить никак не удаётся,
У нас в саду амброзия цветёт,
И нам вольготно, как в раю, живётся.


Берёзка серебрится под окном,
Что может быть прекраснее на свете,
А небо смотрит серым лоскутом,
И гул дороги будит на рассвете.
Скажите, ну какой быть может сон,
Если вся жизнь моя – сплошной кошмар,
И день и ночь гудит, визжит клаксон,
И нервно пляшет свет зажжённых фар.
Водитель резко жмёт на тормоза,
И лихо мчит с нуля во весь опор,
И я его ругаю за глаза,
А мне в окно мигает светофор.
Жизнь продолжается, а я лежу пластом,
Надломлена, беспомощна, разбита,
Жизнь кажется прочитанным листом,
И козырная карта моя бита.


* * *
Я как цветок, засушенный судьбой,
Забытый средь прочитанных страниц,
Когда-то сорванный безжалостной рукой
Самодовольных властвующих лиц.

Я в этой жизни умирала много раз,
И обращалась к вере и надежде,
Но не пьянил мне голову экстаз,
Лишь чёрная дыра зовёт меня, как прежде.

И снова хочется кричать и волком выть,
Чтобы услышали меня, хоть на мгновенье,
Скажите, люди, как мне дальше жить,
Без радости, свободы, вдохновенья!

Я словно призрак на Земле живу,
И время сушит раненую душу,
Как ветер в поле свежую траву,
И без дождя тоскующую сушу.

* * *
Как дальше жить мне, я не знаю,
И что грядущий день сулит?
Судьбу свою не выбираю,
И голос внутренний молчит.
Я не надеюсь, не мечтаю,
И горизонт уж не манит,
Душа моя, едва живая,
Давно со мной не говорит.
Бурлит вокруг людское море
Страстей, желаний и огня,
А я с судьбой своей не спорю,
Она оставила меня.
Как рана, прошлое болит,
Из памяти стирая лица,
Бесстрастно время шевелит
Уж пожелтевшие страницы.


* * *
Бегут недели, как часы,
И дни проходят, как минуты,
И в долг нам звёздные весы
Жизнь отпускают за валюту.
Как капли взвешивают дни,
И на душе такая смута,
Ещё продляют жизнь они,
Но сердце ноет почему-то.
И дни давно уже не те,
И солнце мне уже не светит,
Никто в привычной суете
Моей потери не заметит.


* * *
Мы в этот мир пришли, чтобы уйти,
Пришли, чтоб мучиться,
Страдать иль наслаждаться,
И на тернистом жизненном пути
Нам со своей судьбою не расстаться.
Никак не прыгнуть выше головы,
Не заразиться правильным примером,
И, к сожаленью, скептики правы,
Что нищему не стать миллионером.
Судьбу не обойти, не обмануть,
Кому-то рай, кому-то наказание,
И будешь лямку вечную тянуть,
И жалкое влачить существование.


* * *
Себе

Здравствуй, крутая нищая!
Весь капитал твой - сума.
А помнишь, в далёкой юности
Ты нас сводила с ума?
Мы о тебе мечтали,
Тайно ловили твой взгляд,
И на вопрос отвечали
Глупо и невпопад.
Ты нам в ответ смеялась,
Весело и до слёз.
Только вот ветер времени
Радость твою унёс.
И над твоей судьбою
Шквалом прошла гроза,
Стёрла с лица улыбку,
И не смеются глаза.
И не поспорить с судьбою,
И не вернуться назад,
Всё, что с тех пор осталось,
Лишь независимый взгляд.


* * *
Летают в Космос наши корабли,
И нас объединяет одна вера,
Мы с честью этот трудный путь прошли
От инженера до пенсионера.

Теперь настала новая пора,
Мы превратились в тягостное бремя,
Сметает нас, как листья со двора,
Неумолимо мчащееся время.

Можно поспорить с собственной судьбой,
И даже сделать новую карьеру,
Но время протрубило нам отбой,
Мы всё равно, для всех пенсионеры.


* * *
Последний снег печально тает,
Весна ещё в плену Зимы,
Но дух её уже витает,
И будоражит нам умы.
И наши чувства пробуждает,
И в жилах ускоряет кровь,
И воздух душу опьяняет,
Рождая счастье и любовь.
Рождая смутную надежду,
Что завтра лучше, чем вчера,
Но одиночество, как прежде,
Мне заполняет вечера.
Пройдёт весна, за нею лето,
За ним унылая пора,
Всё так же вертится Планета,
И завтра будет, как вчера.


* * *
Уносит время нашу жизнь,
Из памяти стирает лица,
И может, только Вечный Жид
Перешагнул его границы.
А нам отведено судьбой
Страдать, надеяться, молиться,
Под равнодушною Луной
Оплакивать родные лица.


* * *
Я ухожу. Не плачу, не рыдаю,
Другие люди вместо нас придут,
А я уже навеки обретаю
Последний скромный свой земной приют.
Я ухожу без тени сожаленья,
Исчезну в этой жизни без следа
Из памяти грядущих поколений,
И кану в бездну, кану в никуда.
И грустный ветер засвистит протяжно,
Омоет землю талая вода,
И улетит душа, как змей бумажный,
А в небе вспыхнет новая звезда.


* * *
Смотрю в окно с необъяснимой грустью,
А за окном уныло и темно,
И на душе так холодно и пусто,
И мокрый снег валит давным-давно.
Свинцовый день так душу угнетает,
Бормочет ветер тихо, как в бреду,
И землю снег ковром не устилает,
А под ногами тает на ходу.
И Солнце нас не радует лучами,
Небо, подобно серому песку,
Смотрю на мир печальными очами,
Всё навевает скуку и тоску.


* * *
Не курю, не пью, и не гуляю,
Не балдею под магнитофон,
Просто незаметно умираю
Под весенний буйный перезвон.
А страна надеждой снова дышит,
Разменяв свободу на гроши,
И никто, конечно, не услышит
Крик моей потерянной души.
Я уйду, исчезну во Вселенной,
Лёгкой тучкой в небе обернусь,
Но в тоске по жизни нашей бренной,
Может быть, когда-нибудь вернусь.


* * *
Мне не поможет бюллетень,
Мне надоели эти лица,
Я умираю каждый день,
Чтоб утром заново родиться.
Хочу в другие города,
В другие страны, заграницу,
Быть может, и не навсегда,
Хочу перевернуть страницу.
Но будни серые опять
В привычном мире суеты,
А я всё чуда буду ждать
В плену у собственной мечты.


* * *
Никто тебе не позвонит,
И как живёшь, никто не спросит,
И как дела, и что болит,
И денег тоже не подбросит.
Пока ты молод и здоров,
И пока ноги тебя носят,
И ты живёшь без докторов,
И не настигла тебя осень,
Вся жизнь прекрасна, как дурман.
Но ты ещё получишь сдачи,
Ведь этот сладостный обман –
Всего лишь краткий миг удачи.
И старость встретишь ты один,
Как у разбитого причала,
И будет новый властелин,
И повторится всё сначала.
И чудо не произойдёт,
Ко всем придёт седая осень,
Как пожелтевший лист сорвёт,
И никому ненужный, бросит.


* * *
Я себя никак не обуздаю,
День-деньской кручусь в этом котле,
Зато ночью, я во сне летаю,
Ну, совсем, как ведьма на метле.


* * *
А я танцую, я танцую, я танцую,
По жизни я отчаянно кружусь,
И я ничем на свете не рискую,
И ничего на свете не боюсь.


Мальчишка на скамеечке
Так жалобно скулит:
«Подай, дядя, копеечку,
А то живот болит!»

От голода и холода
К прохожим пристаёт,
Кто-то проходит холодно,
А кто-то подаёт.

Глазёнками недетскими
Так преданно глядит,
Всего мальчишке этому
Будет лет шесть на вид.

Чумазый, неухоженный,
С надеждой смотрит в мир,
Но он, как гость непрошеный,
Попал на чужой пир.

Мошенника отпетого
Не распознать ему,
И до мальчонки этого
Нет дела никому.

Проходят дяди сытые,
И важные на вид,
Мальчонка скоро вырастет,
И он им отомстит.

За своё детство взрослое,
За горечь всех обид,
За наше равнодушие
Он всем нам отомстит.

* * *
Проходит всё, как прошлогодний снег,
А мы живём, судьбу благодаря,
Несётся время, ускоряя бег,
Срывая жёлтый лист календаря.

Мы боремся, надеемся, страдаем,
И каждому из нас даётся шанс,
Порой находим, а порой теряем,
Ведь жизнь – игра, рулетка, преферанс.

Кому-то власть дана, кому-то деньги,
Кому-то муза, песня и талант,
Кому-то только грош достался медный,
Он в этом мире жалкий дилетант.

Мы все невзгоды сносим терпеливо,
И строим замки в облаках мечты,
Но как отдельно можно быть счастливым
В мире террора, войн и нищеты?


* * *
Я живу всего в двух измерениях –
Терминал и «пятьдесят седьмой»,
К одному припаяна я телом,
А к другому – всей своей душой.
Жизнь моя отнюдь не бесконечна,
И когда-то тоже выдаст сбой.
Я уйду. Останутся навечно –
Терминал и «пятьдесят седьмой»,
Два моих мучителя извечных.


* * *
По утрам отчаянно тоскую,
Наспех съев законный бутерброд,
Свой автобус, как всегда, штурмую,
Чтоб приехать на родной завод.
Каждый день начальство раздражаю,
Всем всегда иду наперекор,
Но зато автобус обожаю,
И считаю каждый светофор.


* * *
В Киеве живёт моя подруга,
А у бабы Гали бузина в саду растёт,
И совсем тут не моя заслуга,
Что узнал об этом весь народ.

Он, народ, давно знает друг друга,
И всё знает, даже наперёд.
Бросила меня моя подруга,
А у бабы Гали бузина ещё растёт.

Бузина растёт и расцветает,
А подруга оборвала нить,
И когда в наш город приезжает,
Забывает даже позвонить.

Дружба нам даётся, как награда,
Но зачем тревожить старину,
Возвращаться к прошлому не надо,
Лучше в сад пойду под бузину.


* * *
Ж.Р.

Я душой и мыслями в Одессе,
Города нет лучше на Земле,
И в святой и благодарной мессе
Поклоняюсь Дюку Ришелье.

Гордо Дюк стоит на постаменте
У морских ворот, он, как живой,
И в любое время он встречает
Всех, кто возвращается домой.

Он незримо город охраняет,
Море, что раскинулось вдали,
И хозяйским взором озирает
Порт, причалы, рейды, корабли.

Он, как символ города родного,
Память сердца, он, как талисман,
Когда ты так далеко от дома,
И тебя качает океан.

Возвратясь из дальнего похода,
И пройдя десятки тысяч лье,
Моряки приходят поклониться,
Как живому, Дюку Ришелье.


* * *
Ж.Р.

Мне не нужен Лондон и Париж,
Города повышенного стресса.
Ты меня пленяешь и пьянишь,
И в моей душе живёшь, Одесса!

Видел я немало городов,
Не бродяга я, и не повеса,
Сердцем я всегда только с тобой,
Порт приписки у меня – Одесса!

Я давно уже не капитан,
Но ещё не время служить мессу,
У меня отцом был океан,
Матерью всегда была Одесса!

Не прельщают меня семь чудес,
И чужие города и веси.
У меня один есть интерес,
Чтобы жить и умереть в Одессе!


* * *
Наверно, слишком долго я живу,
Друзья давно уже поумирали.
А я смотрю на неба синеву
За горизонтом скорби и печали.
За что держусь, зачем ещё живу?
Без будущего, ноль на пьедестале,
Но я сама никак не разорву
Привычный круг затасканной морали.
Уныло просыпаюсь на рассвете,
Надеждою истерзана душа,
Но солнце для меня уже не светит,
И жизнь давно не стоит ни гроша.


* * *
О, женщина! Само непостоянство,
Добро и зло не разделить меже,
В одном лице кокетство и жеманство,
И совершенство в лёгком неглиже.

Как дуновенье ветра, как погода,
Как тайна, чью разгадку не найти,
То, как мираж в любое время года,
То ураган, что всё сметёт с пути.

То ласкова, нежна, неприхотлива,
Покорна и пуглива, словно лань,
То неприступна, холодна, строптива,
И как награду принимает дань.

Дань уважения, любви и преклонения.
О, женщина! Ты яд и эликсир!
Прекрасна, как ушедшее мгновение,
Ты создана, чтобы украсить мир.


* * *
Тайна

Нас от рожденья окружает тайна,
Тайна судьбы и тайна бытия,
Есть общегосударственная тайна,
Есть личная, у каждого своя.

Она, как ржавчина нам разъедает кровь,
Она, как стержень нашей скучной жизни,
Мы в жертву даже тайную любовь
Порой приносим на алтарь отчизны.

Всю свою жизнь хранили мы секрет,
Но к нашей тайне найдена отмычка,
Её узнал теперь весь белый свет,
Зато у нас осталася привычка.

Сор из избы своей не выносить,
Ведь тайну разболтать всегда опасно,
И лишнего друзьям не говорить,
Им и без слов понятно всё и ясно.

И будем мы и дальше с тайной жить,
На лезвии ножа, на грани риска,
В другой стране нам изменила жизнь
Давным-давно забытая подписка.


* * *
Есть всегда у прошлого начало,
И конец у наших земных бед,
С прошлого срывая покрывало,
Мы потомкам оставляем след.

На лицо натягиваю маску,
И смотрю бесстрастно в объектив,
Моей жизни яркую окраску
Сохранит семейный наш архив.

Наконец-то, вылетела птичка,
Наконец-то, щёлкнул аппарат,
И легла ещё одна страничка
В книгу наших юбилейных дат.


* * *
Что будут знать потомки обо мне,
Мои внучатые племянники и внуки,
Что по моей потерянной стране
Меня терзали ностальгии муки.

Они живут совсем в другой стране,
Они в ней родились, другой не знают,
Не дай им бог на собственной судьбе
Узнать, что государства умирают.

Ведь наше государство – это мы,
Мы строили его десятки лет,
И стали вдруг историей страны,
Страны, которая была, которой нет.

Но без корней и кроны не бывает.
Хоть пишет жизнь совсем другой сюжет,
Пусть юные потомки наши знают –
Без прошлого и будущего нет.


* * *
Моя жизнь - то бурный ураган,
Что несётся, всё с пути сметая,
То холодный сумрачный туман,
То тоска, унылая и злая.

Я люблю, когда девятый вал
Разрывает в душах тихий омут,
Когда волны бьются о причал,
Когда чайки перед бурей стонут.

Когда рвётся ветер в парусах,
И надежда, как маяк, мне светит,
Радуга играет в небесах,
И смеются взрослые, как дети.

Я люблю, когда метель метёт,
И мороз становится всё круче,
И снежинки водят хоровод,
Как невесты, в снежной белой туче.

Я люблю, когда весной дыша,
Тёплый ветер мне подует в спину,
Чтоб моя оттаяла душа,
Как большая снежная лавина.


* * *
Дух и плоть едины без раздела,
Дух кричит, страдает и зовёт,
Бренное и немощное тело
От рожденья требует забот.
От рожденья спрятано в одежды,
Угасает тело с каждым днём,
И незрим, как облако надежды,
Дух мерцает трепетным огнём.
Он и согревает и сжигает,
В клочья рвёт, испепеляет в дым,
Искушает, мучает, терзает,
Отправляет нас ко всем святым.
Дух, рождённый Богом и свободой,
К нашей плоти попадает в плен,
Всё, что нам отпущено Природой,
В этой жизни суета и тлен.
И не сыплет розами стихия,
Не дарит подарками судьба,
Жизнь - это сплошная ностальгия,
Духа с плотью вечная борьба.


* * *
Отдыхаю законно, по праву,
И как маятник, с тихой тоской,
Всё качаюсь, то влево, то вправо,
Заведённая чьей-то рукой.
Я поникла, сломалась, устала
От пустых и ненужных забот,
Ну хоть бы мне цыганка сказала,
Когда кончится этот завод.
Я в бурлящей толпе, как в пустыне,
Нет уже ни друзей, ни подруг,
И забыли враги моё имя,
И нет сил разорвать этот круг.
Мне б подняться, начать всё сначала,
Я на привязи жить не хочу,
Я мечту провожаю с причала,
И попутному ветру кричу.


* * *
Я всю жизнь мечтала о круизе,
От мечты кружилась голова,
И по воле женского каприза,
В мыслях, где я только не была.
Дни мои тянулись незаметно,
Вот и жизнь бездарно так прошла,
И мечта осталась безответной,
И внезапно старость подошла.
Я мечте своей не изменила,
Пусть не нам дороги выбирать,
Но с такой красивою мечтою
Легче жить и легче умирать.


* * *
Устала мучиться надеждой,
И неустанно повторять,
Что я мечтаю, как и прежде,
Всё необъятное объять.
Объездить, исходить ногами
Всю землю вдоль и поперёк,
С вершин, занесенных снегами,
Спуститься в райский уголок.
Прийти туда, где пальмы дремлют,
Где лёгкий бриз пьянит волну,
На обетованную землю,
И в тридевятую страну.


* * *
Я во сне разучилась летать,
И смотрю только серые сны,
С каждым днём всё труднее мечтать,
С каждым днём всё трудней ждать весны.
С каждым днём всё трудней ждать рассвет,
И в пустыне не слышен мой крик,
А в туннеле я вижу не свет,
А холодный и тёмный тупик…


* * *
Жизнь, как одно мгновенье, пролетела,
На что надеяться? О чём мечтать?
Меня тоска такая одолела,
Что в пору хоть Есенина читать.
Вокруг бушует гласность, перестройка,
Волнует всех что было, и что есть,
О недостатках рапортуем бойко,
Нам всех своих забот не перечесть.
Но те же нами правят идеалы -
Чины и деньги, почести и лесть,
Мы женщину низвергли с пьедестала,
И не в почёте рыцарство и честь.
Те же законы, следствия , причины,
Все истины конкретны и просты .
И женщины суровы, как мужчины,
И дефицит добра и красоты.
А в душах леденящий звон металла,
И ржавчина разъела нашу кровь,
Нам деньги заменили идеалы,
А бег трусцой нам заменил любовь.


* * *
Не называйте женщину старухой,
Страшнее слова не было и нет,
Обида в сердце отзовётся глухо,
И на душе оставит горький след.
Не называйте женщину старухой,
Не называйте, даже если ей сто лет,
Ведь возраст – это состоянье духа,
А старых женщин, их в природе нет.
Не обижайте наших женщин, внуки!
Пусть не туманит взгляд у них слеза,
Согрейте их морщинистые руки
И посмотрите в добрые глаза.
Вы скоро в них узнаете себя,
О, помните всегда об этом, люди!
Доколе ещё вертится Земля,
Со всеми это было, есть и будет.
И тут не властны даже небеса,
Ещё вчера и вы были моложе,
Но не успеет высохнуть роса,
Как ваша красота увянет тоже.


* * *
Вся наша жизнь - то божий дар, то бремя,
То яркий свет, то тусклые огни,
И уходя, безжалостное время
Бесстрастно нам отсчитывает дни.
И эти дни, счастливые, и злые,
Уходят, уплывают, как туман,
И лишь воспоминания былые
Их возвращают, как самообман.
Но мы не в силах, и не в нашей власти
Вернуть здоровье, молодость, успех,
Мы все стареем, угасают страсти,
И не стареет в этой жизни только смех.
Не унывайте, смейтесь, улыбайтесь,
И радуйтесь тому, что вам дано,
Сегодняшнею жизнью наслаждайтесь,
Раз прошлое вернуть не суждено.


* * *
Летят над Землёю ракеты,
Уносятся вдаль поезда,
Холодным мерцающим светом
Мигает нам с неба Звезда.
Проносится жизнь, как ракета,
И нас не щадит календарь,
А в памяти прячется где-то
Малыш, что листает букварь.
А в памяти прячется где-то
Военного детства пора,
Дождями умытое лето,
Мальчишки с чужого двора.
И первая в жизни обида,
Отчаянья замкнутый круг,
И первый, невзрачного вида,
Но самый твой преданный друг.
И ты понимаешь устало,
Что жизнь не напрасно прошла,
Пусть звёздочка с неба упала,
Но новая где-то взошла.


* * *
Нет, никогда я не была пижонкой,
И плохонькая, как всегда,
Мне тело прикрывала одежонка,
Но разве в этом дело, господа?
Нет, никогда я не была богатой,
И счастлива бывала не всегда,
Зачем искать, скажите, виноватых,
И разве в этом дело, господа?
Нет, никогда я не была голодной,
Но сытой я бывала не всегда,
Зато всегда душа была свободной,
Разве не в этом дело, господа?


* * *
Когда тоска мне разъедает душу,
Свободой и экзотикой маня,
Мне всех родней одна шестая суши,
Моя обетованная земля.
Я не хочу в загадочные страны,
И вспоминаю с грустью и тоской,
Когда могла, проснувшись утром рано,
Просто пройтись с друзьями по Тверской.
Просто прийти и поклониться Гению,
И на скамейке в сквере посидеть,
Остановить бегущие мгновения,
И с Пушкиным душой помолодеть.


* * *
Жизнь коротка. Лишь шесть десятилетий
Нам, в лучшем случае, отпущено судьбой,
А если дальше жить на этом свете,
Будешь не мёртвый, но и не живой.
Ты за бортом. Ты никому не нужен.
И о работе можешь не мечтать,
И пусть хоть трижды раньше был заслужен,
Теперь лишь офис будешь подметать.
Иль челноком гонять по белу свету,
Конечно, если деньги есть и хватит сил,
И изучать базарные секреты,
Чтоб бизнес твой доходы приносил.


* * *
Время никого не пощадит,
Как бы не играли мы с ним в прятки,
Волосы твои посеребрит,
На лице оставит отпечатки.
Тело наше будет увядать,
И вдруг станет старым в одночасье,
Тот, кто сможет с этим совладать,
Обретёт согласие и счастье.
Только душу вот нельзя сломать,
Подчинить ни времени, ни моде,
Не желает старость принимать,
Вопреки безжалостной природе.


* * *
Меня давно никто не слышит,
Меня никто нигде не ждёт,
И я лечу над Вашей крышей
В последний свой земной полёт.
Я так внезапно улетела,
И затерялася в веках,
Оставив собственное тело,
Я растворилась в облаках.
Меня теперь гоняет ветер,
Мне все границы нипочём,
И, может, где-то над планетой
Из тучи я прольюсь дождём.


* * *
Остались лишь одни воспоминания,
Но молодость назад нельзя вернуть.
О, Господи! Прими мои страдания,
И прекрати бессмысленный мой путь.
Или пошли мне новые желания,
И вдохнови, чтоб их осуществить,
И силы дай пройти все испытания,
И силы дай, чтобы хотелось жить!
Вся жизнь прошла. Все страсти отшумели.
Я угасаю на закате дня,
Кого-то вновь качают в колыбели,
Как будто, вовсе не было меня.
Всё преходяще в этом странном мире,
И всех терзает тайна бытия,
Но если все мы родились из пыли,
В пылинку скоро превращусь и я.


Мои мечты простые:
Нормально бы поставить запятые,
Учусь, изо всех сил стараюсь.
Сдаваться я не собираюсь!
Не буду ныть, что не могу,
Чего - то не умею,
Кричать об этом я не смею!
Поставив цель, добиться я её сумею!
Мне просто цель нужна, чтоб жить
И по течению не плыть:
Я не хочу рабыней обстоятельств быть!


© Copyright: Мария Ногаева, 2018
Свидетельство о публикации №118071206053

comment Комментарии (0)

Не путайте вы злость со злом,
Ведь злость,
Она подвластна всем,
И добрые бывают злыми,
Когда об ихнюю доброту,
Лишь ноги вытирают псины,
Со злом совсем другой тут разговор,
Лишь злу подвластен тот,
Кто весь пропитан злом,
Тот топчет все что не касается его,
И сам не понимая этого,
Он кормит внутреннее зло!

comment Комментарии (0)

Я иду по дороге далекой
Много лиц тут,красивых домов
Мне в внутри будто так одиноко
Словно я умерла
А потом...
Но останься пожалуйста рядом
Ты со мной на века
Не беги
Обещаю тебе будешь ты
Смыслом жизни моей и беды
Ты останешься,будешь со мной?
Твои чувства внутри не сгорели?
А все кажется мне,что потом
Ты уйдешь навсегда
Ты потерян....
А потом..
Ты будешь с другой
Я скажу,что я не ревную
Но ты знаешь прекрасно,что я
Убиваться от этого буду.
Ты останешься будешь со мной?
Я верна до последнего вздоха
Может быть не такая одна
Но от тебя я уж точно далека.
Нам нужно лишь ждать и молчать
Чтобы счастье познать в этом мире
А я плачу,не могу больше спать
О тебе мои мысли,мой милый.
Ты останешься,не уйдешь?
Я не буду держать в неволе
Если не хочечь ты быть со мной
Улетай лучше птицей на волю.