RU UA

Я больше не вернусь!
Простите?
Прошло немало дней, минут!
И место разговоров просто отпустите
Прощение мне незачем просить
Цепляя меня мерзким взглядом
Вы смотрите укором мне в глаза
И что тогда вам было надо?
Ведь сделала я что могла
Тянула то, что вы так не хотели
При встрече припадала в реверанс
Я проползала в маленькие щели
Где вам не проползти и даже раз
Кто прав кто виноват не нам, решать
И взглядом незачем так мерить
Ваши слова противны в полной мере
Хотела только это вам сказать!
Игра не стоила свечей
Она окончилась, застыла, не вернётся!
Без толку нам светили фонари
В тот звёздный бесконечный вечер!


Мы с Ириской не знакомы.
Не знакомы мы почти.
Но в её уютном доме
Допоздна я загостил.

Разошлись её подруги.
Разбежались кто куда.
Но вдвоём нам не до скуки.
Нам совсем не скучно… Да!

Мы с Ирисочкой на кухне.
Наши рядышком тела.
Утомились. Вот-вот рухнем
Прямо здесь же у стола.

Мы довольны, но устали.
Пот течёт уже ручьем.
Влюблены ли? Нет. Едва ли.
Но неплохо нам вдвоём…

Удалось помыть посуду,
Оттереть от грязи пол,
Подмести огрызков груду
Завалившихся под стол.

Убежали все девчата.
Кто-то должен был помочь.
Нет подружек? И не надо.
Но работы на всю ночь.


Я отворяю дверь куда-то
И слышу голос там вдали
Он вопрошает строго, сжато:
«-Что ты забыл в этой двери?

-Зачем ты ходишь всё куда-то?
-Стоишь под окнами всю ночь
-Не уж то дел нет неприятель?
-Или просил я, чем помочь?»

-Сонливость права меня будит.
-Ищу я ключ к одной двери.
-Где справедливость ложь погубит
-И правду высечет в груди.

-Я видел сон, как кто-то судит.
-Теперь не сплю, какую ночь.
-А дверь сия уж многих губит.
-Вот я и вызвался помочь.

-Хожу сюда теперь нарочно.
-Свечу я в совесть по ночам.
-Я знаю, суд идёт безсрочно.
-Над тем, кто судит себя сам.

-Пусть телеса твои внимают.
-Плоды духовного яства.
-И стыд, и совесть пробуждают.
-Пока свечу в них до утра.

-Быть может, ты себя изменишь?
-Пойдёшь дорогою прямой.
-Быть может, ты в себя поверишь.
-И стану я ходить домой.

«-Так вот что ты здесь претворяешь.
-Приклав к двери моей Парнас.
-Я так и знал! Ты что-то знаешь.
- Всё свищешь под окном сейчас

-Какую ночь я измождённый.
-Смотрю в окно других людей.
-Хочу уснуть я вдохновленный.
-Блаженством мыслей и идей.

-Но спать ложусь, едва померкнет.
-Едва-едва угаснет день.
-И дух не спит, и ночь не меркнет.
-Во снах моих блуждает тень.

-Твоя ли? Снов ты наблюдатель.
-Тень бродит за моим плечом.
-От гнева крикнет надзиратель.
-И голова летит с мечом.

-Я просыпаюсь от волнения.
-И лечь уж боле не могу.
-Терзают душу сновидения.
-Как будто я живу в аду.»

-Я вижу свет в твоём оконце.
-Но знаю, ты живёшь во тьме.
-Сказать тебе посмею вкратце.
-Быть может, ты поверишь мне.

-Не тень то бродит за тобою.
-Не вьюга свищет под окном.
-То небо светло-голубое.
-Играет солнечным лучом.

-Направит лучик за тобою.
-И озарит тебя во снах.
-А ты махаешься рукою.
-Забыв, что меч в твоих руках.


Куда везёшь меня извозчик?
Дорога давняя шатка
Не торопись так гнать подвозчик
Ещё успеешь дать рывка
Ты знаешь, как порою сладко
Размеренно идти вперёд
И объезжать ухабы гладко
И любоваться на восход
Дорогой всё ты замечаешь
И наслаждаешься путём
Но Русский путь едва ты знаешь
Всё клонишь в лево за ручьём
Машина эта не простая
Бежит сама она руслом
Хозяин был у ней могуч
Развеял много, много туч
Его любили, уважали
Великий был в делах живуч!
Пришёл как ясный луч от Бога
К двери, обведшей у порога
И начал он своей рукою
Соскабливать, что мазалось смолою
И лутки мерить и спешить
Фундамент новый заложить
Там гвозди кто-то подносил
Там песней кто-то подсобил
Труд был на славу как ответ
Тому, что дряхло много лет
Но не достроил храм строитель
Увы, приставился творитель
И кресло знамо одного
Зачерственело без него
Примерно в глаз на половину
Оно срамило нашу спину
Завёлся в древе подлый хрущ
Вредитель редкостный без сгущ
Хозяйства сельского в степи
Поборник с западной руки
Потом небрежный был мучитель
Того же рода небожитель
Туда же норовил подчас
Почёт любил, медаль, указ
Но дело знамо одного
Не знало б кресло и его!
Таких не мало было вроде
Но не было того кто годен
Олень пятнистый приходил
Всё без бумажки говорил
Хотел в хлеву просить ночлега
Но видно линька, дался бега
Теперь вот я веду старушку
Нам вон туда, правь на опушку
Там тридцать три богатыря
Когда-то славили царя
И мы в тиши теперь подышим
Быть может их, мы там услышим?


…Он пропал, он исчез, потерялся
Мой хороший, любимый, родной.
Я искал долго-долго, но сдался.
Никогда его больше не будет со мной.

Ах, какой он был крепкий, красивый,
Гибкий, мягкий, три года лишь мой.
Ни недели, ни суток пассивом
Не бывал и не нужен ему был покой.

Я за ним так ухаживал нежно:
Мыл и губкой его вытирал.
Это горе безумно безбрежно,
Будто кто на две части мне душу порвал.

Он всегда был, где нужно, был правый,
Был надёжен и мне одному
Верен даже в глубинах канавы,
А теперь мне и левый сапог ни к чему.

Ну и замёрзнут же сегодня ноги в кроссовках.


Растворился в потоке астрального света.
В нём уютно, тепло и легко.
Я и есть и меня как бы вроде и нету.
Мир сует где-то там, далеко.

Протекаю по крыше астрального мира.
Верхний ярус прозрачен и чист.
Быть энергоручьём так удобно и мило.
Вместо трудной судьбы белый лист.

Жизнь не та, что внизу, совершенно другая –
Бесконечный полёт без границ.
Мчатся души по небу, как солнца сверкая.
Нет усталых, озлобленных лиц.

Ну а впрочем, откуда бы лицам здесь взяться
В этом мире изменчивых форм?
Нет нужды тут встречаться, общаться, прощаться,
Узнавать и грустить нет о ком.

Обитатели этого мира едины.
Целый мир, как один организм.
Мы – частицы астральных лучей паутины.
Хорошо, но так хочется вниз.

Мне уютно, тепло, но немножечко скучно.
Безграничный комфорт надоел.
Я решаю уйти и легко и беззвучно
Опускаюсь туманом в край тел.

Опускаюсь в край тусклый страданий и боли,
Миновав шесть астральных миров,
Заточаю себя добровольно в неволю
На мгновенье в десятки годков.

Тут трудней, но зато во сто крат интересней.
Жизнь моя здесь событий полна.
Клетки тела судьба, как короткая песня,
Словно миг долгожданного сна.
Как подарок она мне дана.


Весна, весна! Как воздух чист!
Как ясен небосклон!
Своей лазурию живой
Слепит мне очи он.
Весна, весна! Как высоко,
На крыльях ветерка,
Ласкаясь к солнечным лучам,
Летают облака!
Шумят ручьи! Блестят ручьи!
Взревев, река несет
На торжествующем хребте
Поднятый ею лед!
Еще древа обнажены,
Но в роще ветхий лист,
Как прежде под моей ногой
И шумен, и душист.
Под солнце самое взвился
И в яркой вышине
Незримый жавронок поет
Заздравный гимн весне.
Что с нею? Что с моей душой?
С ручьем она ручей
И с птичкой птичка!
С ним журчит,
Летает в небе с ней!


В лесу, под утро, расстелил сеть птицелов.
В неё попался из различных птиц улов.
Их положение совсем не из приятных.

" Мы сами соблазнились, то понятно"
- Прокаркали вороны остальным.

" Давайте думать, как освободиться,
Как избежать нам всем своей темницы?"
- Скворцы тут предложили всем другим.

Сказали голуби: "Взмахнём крылами
Все вместе, тем поднимем в воздух сеть,
Тогда удастся нам отсюда улететь.
Подальше отлетим и выберемся сами."

Взмахнули птицы дружно, полетели,
Что птицелов, аж взгляду не поверил.
Но он не стал бросать дела на самотёк,
А вслед за сетью потихонечку побёг.

Опять из птиц закаркали вороны:
"Что, если бы они ленились, как другие,
То уж давно их всех бы изловили."

За ними голуби взялись за оборону:
"Бахвалится не надо между нами.
Старались также наравне мы с вами."

Скворцы браниться следом стали.

В конце концов все здорово устали.
Сеть оказалась близко от земли.
Её наш птицелов спокойно ухватил.

Сейчас по клеткам птиц всех разберёт,
А завтра на базар их продавать пойдёт.

Вот так всегда, когда пошёл разлад
Уж поздно сожалеть кто прав, кто виноват.

( По мотивам индийской сказки " Ссора птиц" )
-
Сергей Прилуцкий, 01.04.2012, Алатырь