RU UA

Написал автор толстую книгу.
Было много в ней грамотных слов,
Были логики горные пики,
Аргументов таинственный ров
И сюжет – драмы смесь с детективом,
С философским трактатом и с пивом
И от оперы тоже чуть-чуть.
Чтоб читатель не смог с ней не уснуть,
Наблюдая за неторопливым,
Заторможенным действием, суть
Всех ста глав находилась в концовке.

Он трудился и денно и нощно.
Уставала печатать рука
И тогда он цитировал точно
Кнопкой мыши былые века.
Цель работы – объемы и сроки
И как солнце встаёт на востоке
Неизбежно в положенный миг,
Получать текст готовый привык
Образованный старый редактор,
Целый день тарахтящий, как трактор,
Ожидал за столом результат.

Автор в сроки вписался отлично.
Получился рекордным объем.
Без ошибок, прилично, тактично,
Только жаль, что почти ни о чём.
Оказался том очень полезным,
Для читателя нужным, уместным.
В нём удобно заначку хранить
И под попу порой положить,
Если вдруг табурет слишком низкий
И ключи, документы и диски
Прятать между огромных страниц.


Мысли прыгают, резвятся
И мешают телу спать,
Всё на теме копоша`тся
И хотят решеньем стать.

Мысли юные, не время
По сознанию гулять.
Станет завтра ваше племя
Взрослым, а пока, в кровать!

Утром мысли я умою,
Свежим фактом накормлю,
Им свой разум приоткрою,
А пока, все вон! Я сплю.


Пути Господни неисповедимы.
Не может Бога человек понять.
Сознаньем бесконечность не объять,
Не запихать её в компьютер Димы.

Не описать в сверхумной книге Бога,
Не натолкать всю истину в пророка,
По формулам её не разложить
И вечность не познать и не прожить.

В продолговатых спорах богословских
Людские тренируются мозги,
В них логики зыбучие пески
На картах мирозданья тусклоплоских.

Религия – лишь только карта чья-то,
А вера – только стрелочка на ней.
Пусть у кого-то и ума палата,
Допустим, Майкрософта он умней,

Он всё равно не Бога дистрибьютор.
На истину не продал Бог патент.
Не подписал Всевышний документ.
Мир познанный – один лишь малый хутор.


К окнам открытым - с постели,
только на цыпочках, тише -
белые бабочки сели,
стайкой, на веточки вишни.

Тонет сизарь в синеве,
сон забывается смутный,
бликами солнца в траве -
все одуванчики утром.

Ива в пруду осторожно
кончики моет косы,
дремлет в тени подорожник,
хмель вспоминая росы.

Облако, лёгким пером,
падает в зелень дворов...
все наши вёсны вернём
грустью и нежностью слов.

Валерий Мазманян


Я - разочарование для родителей.
Не авторитет - для детей.
Для Любимого - чужая.
Разрушить всё одним махом?
Ссылку на этот сайт -
Нет ничего верней.
И точка.
Не запятая.