RU UA

(часть 3-заключительная)

Но, а, пока, наш Шарик жив
И мы с ним по миру кружим.
Стараться будем, что есть сил.
Сначала жить без слез и зим.

А там, вдали, где начинала—
Останется все же причал.
Корабль мой в тот порт начал—
Прибудет, чтоб вершить финал.

В том городе, где нет меня—
Живут родные и друзья.
Им сердце я оставила.
Хранится в нем печаль моя.

Но, все же, нет отчаянья
За песнь мою прощальную.
Что с глупостью заставила
В другой конец бежать.
Курс ложный отыскать.
Чтоб взять и все понять.
Только сейчас признать,
Ошибки и грехи,
Которыми смогли—
В начале всей пути,
Мы горя принести.

Но, зло свое и боль—
Я заберу с собой.
И тот бокал греха
Я выпью весь, до дна.
За все деяния—
Бог расчитается.

А, там, где начинала.
Закончилось начало.
Книга лежит, устало.
Пылится без заглава.
А продолжать не стала,
Ведь все в ней описала.

Вот как, вместо начала,
Конец я написала.
К нему тогда сбежала.
Крича:« Прощай, начало!»
Сейчас в нем нет меня.
И дверца заперта.
Не ездят поезда.
Не в плавь, не на лету.
В начало спрятан путь.

Вот так живу, брожу,
На маленьком Шару.
Нет места на кругу.
В начале нет, в раю.

Но, вывод свой и весь итог—
Я разложу, махнув рукой.
Зря, не случится ничего.
Все к лучшему, так быть должно.
Начало от меня ушло.
К концу за ветром понесло.

Быть может, это хорошо—
Не видно прошлого кино.
В конце рассказа своего,
Скажу « Спасибо» я за все.
Начало, прошлого кино.
Все, кто остался там, где дом.
Живут пусть в счастье, светлым днем.

Друг с другом лучше нам не быть.
Не видить лиц,
Оставить нить,
Что связывает нас и миг.
Затем и нить в огне сгорит.

Было начало—я ушла.
Средину—пробежала, зря.
Конец—пришел не гаданно.
Все было так неправильно.


(Часть 2)

Но стих не о начале.
Мой стих о том, где я.
Где я жила, рождалась.
Сейчас там нет меня.

Там благодать.
Там красота.
Там можно просто отдыхать.
Вот так живут все там, где я.

Но, еще, знаете друзья.
Нас земной шарик всех собрал,
Чтоб мы стремились до добра.
Ценили все, что нам дала—
Планета наша—мать Земля.
Чтоб каждый свое место знал.
Где быт его—там обитал.

Там, где мой быт, когда-то был—
Его там нет и след простыл.
Начало сокрушил конец,
Разбивший множество сердец.
Быт—лишил меня судьбы,
Оставив горести одни.
Вазу разбил он на куски.
Забрал родных, оставил дни—
Печали, слез, сплошной тоски.
Я сбилась и сошла с пути.
И не могу теперь найти,
Тот курс, что задан был пройти.

Время давно уж пролетело.
И до меня ему нет дела.
Все то, былое, не исправишь.
Раны в душе не залатаешь.

Итог один—вперед идти.
С надеждой, что на том пути—
Прибудет лад и мир отдаст ключи,
От тех дверей, где нет беды.

Но я не унываю,
Ведь год вновь начинаю
Жить с чистого листа.
Пусть далеко от дома,
Где мне не все знакомо.
Наш Шарик даст дорогу
И приведет нас к дому.

Там, где мое начало,
Меня на свет рождало.
Там весь архив, все файлы.
Хранятся строго в тайне.
Но, жаль, что в этом файле,
Не сохранилась я,
А лишь моя душа.
А тело—оболочка та,
В которой спрятана она.

В тоске, тревоге, мозг кипит.
Кого, как не себя винить?
За то, былое и как быть?
Прощенья стыдно попросить!
Да, и пред кем?
С кем начать пить?
Бокал, наполненый греха,
Чтоб быть прощенной до конца!!!

Этот бокал не разопьешь.
И грех с себя никак не смоешь.
С ним до последнего идешь
На этом Шарике день-ночь.

Быть может выход свой найдешь.
Но, все ж на суд повестку ждешь.
Там все разложат от и до.
И приговор получишь свой.
Там не оспоришь ничего.


( Часть 1)
Сквозь миллиарды мерцающих красочных звёзд—
Появился маленький Шарик.
Он кружил вокруг Солнца маршрут день и ночь.
Неприкаянно, с острой болезнью.

Он летал и искал, кто поможет ему,
Кто от тяжкой болезни излечит.
Извергались вулканы на тело ему.
Лава жгла так, что жизнь—ад кромешный.

—Излечите, молю, я всю жизнь, как в аду!
Весь горю, боль терплю, а по миру лечу—
Исцеленья ищу!
Чтоб найти смысл жить и беспечность.
Чтоб здоровым найти своё место,
Где останусь кружиться навечно!

Солнце сглянулось над ним
И планеты в тот же миг—
Исцеленье принесли.
Охладили лаву,
А вулканам дали пить.
Маленький вновь Шарик—
Смысл нашел жить.
Друзей новых преобрел
И место, где кружить.

Круг вокруг Солнца обходит за год
С друзьями планетами вечно.
Незаметно, Шарик, вдруг сменил свое пальто.
Океаны, реки—все водою залило.
Из глубин у Шарика поднялись острова.
С диву Солнце ненадолго со всеми приостыло.
Но, позже, Шарику оно открытие открыло.

—Невероятно, Шарик, чудно!
Невероятно, верить трудно!
Что это ты—узнать тебя!
Ты—планета! Ты—краса!
А имя тебе дам—Земля!


Жила на свете Божия Раба.
Бог (имярек) - Галина Рабе дал.
Ее сиянье - радовало всех,
Ее улыбка - озаряла свет.
Однажды в ночь весеннюю звезда взошла. По городу затем молва пошла.
Раба Галина дочку родила.
Девченку она Юлей назвала.
Взяла Раба на руки дочь свою.
Пошла домой - порадовать семью.
Но то рожденье, что вдохнул в Галину Бог—
Не на счастье, а на беды он обрек.
Раба с маленькою Юлею одна,
Кочевала на вокзалах, во дворах.
Рабу предала семья, прогнала прочь.
Не смотря даже, что на руках у Рабы дочь. Вся разбитая Раба Божья ушла.
А девчушка сильно плакать начала.
Не знала Раба как ее унять.
Чем же голод своей дочи утолять?
На дворе сияло солнце, был апрель.
Но ребенок мерз, ей было холодней.
Раба Галина Богу помолясь,
Присела, диким плачем залилась.
Людей просила хлебушка подать,
Чтоб дочке своей умереть не дать.
В одной тонкой пеленочке дитя,
Голодная кричала на весь край.
Раба Галина чтоб согреть дитя,
Из тканной сумки все повынимав,
Укутала в ней Юленьку она.
Искала, где же переночевать.
Ее увидела компания одна.
К себе Рабу с ребенком забрала.
Но оказалась дорогой тому цена.
За щедрость жизнь Галина отдала.
Не знаю и не буду утверждать,
О том, что мама моя пошла воровать.
Но думаю, что если было так,
То от безвыходи, ведь дочка на руках.
Быть может она выход и нашла б.
Но не успела - разлучила нас тюрьма
И жизнь там кто-то у нее отнял.
А Юлю женщина - Наталья забрала.
Но вырастить девченку не смогла.
Судьба Галины к дочке перешла.
С приемной матерью дочь счастья не нашла.
И имя мачеха другое ей дала.
Всю близость с мамой моей стерла та семья.
Анастасия теперь имя у меня.
И от того, что грустно мне порой,
Пишу стихи, чтоб отдохнуть душой.
Всю боль, эмоции, все прошлое свое,
Даже о том пишу, что в будущем придет.
26-ть лет без мамы я живу.
Но в сердце и душе память храню.
Не злюсь на маму лишь благодарю.
За то, что родила, за жизнь свою.
Во всем случившимся себя виню.
Молюсь, за все прощения прошу.
Хоть и не видела, но все равно люблю.
Ведь мама - это все, что я ценю.
И эту ценность не отдам я никому.
За грубость о ней - голову скручу.
Ведь каждому на свете есть цена.
Расплату маме моей Бог послал сполна.


Смотрю в окно!
Там снег сверкает и искрится.
А под ногами мягкий, звонкий скрип.


Смотрю в окно,
А в голове лишь мысли-
О том, как я гуляю под луной.


В ночь лунную.
По берегу. Босая.
Полна надежд и с тем, кому нужна.
Кому не ради выгоды мила я.
Кому любима.
Без кого нельзя-
Ни дня прожить.
Дышать и наслаждаться.
Тонуть в глазах и видить в них любовь.
С каждым обьятьем-таять, погружаться.
В омут, в тепло, что овладело мной.
В нем страсть кипит.
Пылаюший и жаркий-
Обезоружил меня его поцелуй.
По телу дрожь, тону, бегут мурашки.
С ним над собой давно утратила контроль.


Идем в обнимку с ним, под звездным ярким небом,
Идем по берегу, шумит морской прибой.
Свет лунный блещет, океан трепещет.
Хочет обнять нас крепко он своей волной.


Ночь говорит:
-Любите, прочь гоните,
От себя горести, разлуки и печаль.
Луна в ответ:
-В любви лишь все открыто.
В ее просторах утоните и парите.
Тогда любовь укажет верный путь.


Как хорошо!
Величественный мир!
В нем забываешься,
Блуждая в переулках.
В пространстве, потерявший ориентир, Отдам прекрасному себя,
Мечтаньям душу.


Смотрю в окно.
Зима. Мороз. Не людно.
Собрались под окном моим коты.
Мурчат, мяукат, им трудно в холод жить.
Хотят скорее быть в тепле, скорей весну.
Весной они жизнь заново начнут.
Свою любовь коты тоже найдут,
Чтоб непрервать своий вид, Продолжить его путь.


Смотрю в окно.
Вокруг так много собрано.
В один единый мир и организм.
Все формы жизни так было подобрано, Чтоб каждый в него пользу приносил.


Смотрю в окно.
Жизнь, вроде, как прекрасна.
Как будто, в мире, вовсе, нет пробоем.
Но, это лишь мираж.
Не всем нам ясен,
Тот факт, что все мы гости на Земле.


Мир приютивший, в крови утонувший.
Мы беспощадно нас и все здесь рушим.
В Войне и в хаосе.
Кровай ужин.


Смотрю в окно.
Согреть хочу я душу.
Но чай-не средство сложить пушки.


Смотрю в окно.
Отдамся воли чувствам.
Хочу проснуться в мире, где есть дружба.


Как докатилась я до этого момента,
Что жизнь моя стала, как кинолента?
Но, из всех кадров, повторяется один.
И длится он всего минуты три.
Все остальные кадры - другой фильм.
И в нем мне нет уж роли -
Застряла на повторе.
Как мне перескочить?
Бью по лицу себя,
Все думаю, что сплю.
В итоге все ж осознаю -
Повторы наяву.
Все переходы сожжены.
Я в заточенье замка Иф.
Стоп кадр и на бис.
—Спаси, прошу, меня мой принц!
Мой режиссер, скорей вернись!
Склей кинопленку, погрузись
В творение свое.
Восстанови свое кино
И трехминутный мой повтор -
Не будет мне ярмом.
Поставь свой фильм ты на сеанс. Увидишь, будет просто "класс", Заполнен кинозал.
После просмотра весь народ
Билеты в кассах разберет
И вновь смотреть пойдет.
Мой режиссер - есть мой творец.
Как создал, так и совершил порез, Судьбе на перевес.
Но фильм - останется лишь фильм. Повтором мы руководим.
Итог у всех один:
Все хорошо,
Все будут жить.
У всех любовь,
Конец и титры.
Но жизнь - она совсем иная.
Не так, как в фильме, не простая.
В ней много всякого бывает.
Я почему тогда сказала,
Что на повторе подзастряла.
А потому, что есть проблемы.
И чтоб решить их -
Нужно время.
Попыткам счет уже утерян
И возникает впечатленье,
Что нет уж более решенья,
Раз мысли мои от волненья
По кругу бродят в голове.
Значит пришел такой момент,
Нужно на миг включить "replay".
Создав свой кинотрек,
Побыть наедине.


Ах, раздумья мои, крик о помощи!
Все эмоции, как с вами хороше!
Жить и чувствовать, знать, быть похожими.
Не легко вид людей в мире сложенный.
На вопрос: «Как возникли?»
Не можем мы,
Дать ответ, но здаваться не гоже нам.
Вопрос вирусом жжёт, блок наложен.
Но вопрос не уходит, тревожит.
Так что спать мы спокойно не можем.
Ох, раздумья, как хороше всё же! Вдохновляете, путь с вами светлый.
Так спокойно.
А всё, что бесцветно—
Насыщалось, да так, что чрезмерно:
Ярким цветом, теплом, солнца светом.
Всё, отбой, возвращайся, Настёнка! Замечталась, ложись давай в койку!
—Эх, раздумья, зачем издеваться?
На соблазн не могу не поддаться.
Только с вами могу расслабляться
И в обьятьях у вас растворяться.
В темноте закрываю глаза.
Отчёт времени, числа до 100,
Старт пути измеряю до сна.
Но раздумья схватили меня
И отправились мы в ширь и даль.
Познавать, отвечать, ощущать,
Играть в игры, всё-всё, так сказать.
Чтоб раздумья, немного устав,
Отдохнули, а с ними и я.
Моё тело, душа из себя—
Якорь тяжести в глубь океана,
Сбросив, с ветром в обнимку летала.
И вокруг чтобы песня звучала.
Ах, раздумья мои, как же хороше!
Познавать вас и все ваши новшества!
На пути преград—служите компасом.
Не пойму—обьясненьем доходчивым.
На пути—все дороги уложены.
С вами нет чувства преданной, брошеной.
С вами я становлюсь сильной, вольной.
С вами я развиваюсь, умнею,
Человеком стаю, красивею.
Не отвечу за все те потери,
Что случились, но искренне верю—
С ними мой разговор не утерян.
Состоится.
Преградой—есть время.
Ну, а после—весы всё проверят.
В каждом мире есть всё, только в меру:
Есть баланс, есть границы, пределы.
Ах, раздумья мои, как же хороше! Ощущения нет одиночества.
Эх, раздумья, как с вами хороше!
Познавать всю себя—быть над множеством.
Эх, эмоции, вы в нас, как молодцы.
Вид иль вирус, мутирующий с возрастом.
Мне, эмоции, так с вами хороше.
Ведь лишь с вами жизнь яркою прожита!


Я хочу улететь в другую галактику,
Чтоб в одном изсозвездий архангелов,
Загорелась моя звезда
И, чтоб мамина-рядом была.
Днем и ночью-смотрю в небеса.
Жаль, рукою до них не достать,
Жаль, нельзя к Богу в гости сходить-
Попросить Его Маму спустить,
Чтобы с ней хоть немного побыть!
Я бы все отдала за тот миг,
Лишь бы Маму увидить вживых!!!
И сестренку свою повидать,
Но об этом мне только мечтать.
Мы роженные, чтоб умирать,
Но между этим мы будем страдать.
В детском возрасте-мы не грешны, Искушения нам не страшны.
Но, вот, с юнности жизнь, будто трость,
Обламавшись, уйдет под откос.
И никто не поймет, что стряслось-
Нет ответа на этот вопрос.
Мы летаем в галактики, к звездам.
Сверху смотрим на то, как мир создан.
Но лишь в старости думаем мозгом,
Что ни смысла нет в жизни, ни свойства,
Да, живу, да, дышу, с чувства долга.
Что нет тех, кто был рядом, поскольку,
Свою жизнь превратили в осколки.
Все ж в душе беспокоят вопросы,
Колют в сердце, как те шипы розы:
"В чем же Мама моя провинилась?
За какой грех она расплатилась?
Чья вина и за что?
Что случилось?
Но ответ получить не сложилось.
Выхожу каждый вечер на воздух
И смотрю на яркие звезды.
Никому я не буду нужна,
Значит цель в этой жизни ясна.
Я хочу улететь в другую галактику,
Чтоб в одном из созвездий архангелов,
Загорелась моя звезда.
И, чтоб Мамина-рядом была!!!


Вот так живешь и многого не знаешь
И дураком по жизни умираешь.
Вот так и я сижу, смотрю в окно,
Прокручиваю жизни всей кино.
Я, вроде как, живу, но все не то.
Чего-то не хватает, но чего?
Зачем мы-люли на земле живем,
Если с рожденья знаем, что умрем?
Жаль, что ответ узнать нам не дано,
Лишь жить догадкамм, которых в нас полно.
Вот так и я сижу, смотрю в окно.
Анализирую: что будет, что прошло.
Затем просто отвечу:" Ничего".
Меня ждет то же, что и весь народ.
А вот когда-это уж все равно.
И вот с улыбкой я сижу, смотрю в окно.
Прокручиваю в голове кино.
Но серия другая-про любовь.
И в жилах понемногу стынет кровь.
Воспоминания текут рекой.
Какой же раньше я была шальной!
С девизом шла по жизни "Только в бой"!
Вот так сижу я и смотрю в окно,
Преобретая на душе покой,
Прокручиваю в годове кино.
Когда все серии до титров прокручу,
Нажав на паузу, пойду и подышу.
Вдохнув в грудь воздуха, возьму и закурю.
Затем на "play" нажму,
Продолжив жизнь свою.
Новый сценарий в голове крутить начну.
А сочинив, возьму и напишу.
Чтоб дети мои знали, чем дышу.
Всю правду, не тая им расскажу.
Кем была в жизни, всю свою шизу.
А с титрами, простившись, я уйду.
Мой фильм закончился
И, вот, уже смотрю,
Но не в окно, а с неба и пишу-
Сценарий мертвого романа Мертвых душ!


Поделитесь этой страницей с друзьями!